Суббота, 28 ноября 2020   Подписка на обновления  RSS
Вырваться из арендного рабства. 8 историй переселенцев, которые вышли на «жилищный» митинг в Киеве
8:17, 09 сентября 2020

Вырваться из арендного рабства. 8 историй переселенцев, которые вышли на «жилищный» митинг в Киеве


Во вторник, 8 сентября, возле Офиса президента в Киеве собралось около сотни переселенцев из Донецкой и Луганской областей. Это был мирный митинг, его главное требование – возобновление до конца 2020 года финансирования жилищных программ, а именно «Доступное жилье» и льготное кредитование под 3% годовых.

В этом году на «доступку» в бюджете было запланировано 100 млн гривен, их перераспределили в фонд борьбы с коронавирусом. На кредитную программу под 3% по всей стране осталось всего 14,6 млн гривен.

Свои.City пообщались с участниками митинга и узнали, сколько они ежемесячно платят за арендное жилье, о каком доме мечтают и почему вышли под офис президента Владимира Зеленского.

Светлана Назарова, 61 год, Макеевка-Киев

Свои

Из Макеевки я уехала в 2016 году. Почему не раньше? Из месяца в месяц надеялась, что вот-вот и война закончится, что правительство примет меры и наведет порядок. Я не верила в то, что военные действия затянутся на долгие годы.

Обосновались в Киеве – я, муж и двое взрослых детей. Дома работала начальником в одной из макеевских котельных, в столице – энергетиком.

На митинг я пришла для того, чтобы государство помогло нам приобрести собственное жилье. Для нашей семьи подходят две программы: «Доступное жилье» и трехпроцентное кредитование. Будет участвовать кто-то из детей, мне по возрасту кредит уже не дадут.

Участники митинга за право на жилье для переселенцев в Киеве 8 сентября 2020Участники митинга за право на жилье для переселенцев в Киеве 8 сентября 2020

Надоело жить в чужой квартире, где ничего нельзя сделать под себя и для себя. В какую квартиру заехал – в такой и живи. За это время мы поменяли уже четыре адреса. Сейчас живем в Святошинском районе, там нас пятеро – я с мужем, 25-летний сын, 40-летняя дочь и внучка. За трехкомнатную квартиру платим 11 тысяч плюс коммунальные.

И я, и муж уже немолодые и менять место жительства не очень легко, поэтому все время надеялись, что вернемся. Но вернуться не получается. Так что теперь перед нами стоит задача – перевезти маму, которой сегодня исполняется 92 года, она в Макеевке.

Любовь Ткаченко, 51 год, Алчевск-Киев

Я, муж с инвалидностью и 25-летняя дочка живем в Оболонском районе Киева. Выехали из Алчевска в 2015-м. Арендуем однокомнатную квартиру, за которую платим почти 9 тысяч, это вместе с коммунальными услугами в зимний период. На те две тысячи, которые дают на семью, выжить невозможно. Дочери отказали в получении материальной помощи.

Еще в мирное время супруг работал на шахте «Перевальская». Там получил серьезную травму и целый год лежал. Сейчас Сергей ходит, но не может сам себя обслуживать, для него надеть носки – задача невыполнимая. В нашей семье работаю только я. Продавцом, хотя всю жизнь в одной из алчевских школ проработала учителем начальных классов.Практически вся моя зарплата уходит на аренду жилья. Выживаем как можем. Многое себе не позволяем, все по минимуму

Поэтому я сегодня здесь на митинге, чтобы нас, переселенцев, услышали и помогли решить жилищный вопрос. Но судя по действиям властей переселенцы Украине не интересны и не нужны. Мужу отказали в получении второй группы инвалидности, дали третью. Врачи так и сказали: «В нашей стране так много инвалидов, что вы даже ни на что не рассчитывайте». Говорили даже, что Сергей притворяется. Вот так муж лишился группы, а значит и выплат.

Нам бы подошла даже смарт-квартира. Чтобы можно было прийти туда и знать, что она твоя и что ты уже не в арендном рабстве.

Светлана Федорова, 38 лет, Донецк-Киев

В столицу переехала буквально месяц назад. До этого с дочкой с 2014-го жили в Полтаве. Там маленькая зарплата – от 4 до 6 тысяч гривен. И это едва покрывало аренду. Съемное жилье вместе с коммуналкой в зимний период выходило 5,5 тыс. гривен.

На смену города решилась после переезда друзей. Подумала, что будет хотя бы дружеская поддержка, потому что в Полтаве я была совершенно одна. Год назад в Киев перебралась и родная сестра. И в столице найти более высокооплачиваемую работу все-таки легче. Пока с 10-летней дочкой живем у сестры.О митинге узнала из соцсетей и решила, что надо поддержать земляков, а заодно познакомиться. Возможно, найти единомышленников

Мне уже пришлось столкнуться с бюрократией при принятии ребенка в школу. Из-за карантина в Киеве не выдавали справку переселенца с новым адресом регистрации, а без этого документа дочку не хотели брать в школу. Пришлось обзванивать отделы образования, и только тогда вопрос решился. И тут опять палки в колеса, теперь уже на получении бесплатного питания в школе.

Алевтина Родионова, 83 года, Донецк-Киев

Свои

Супруг у меня был военным, так что мы в свое время поездили по СССР. Я работала в медицинском училище, преподавала анатомию и физиологию. А когда муж демобилизовался, осели в Донецке. Это было в 1971 году. Эту дату я хорошо помню – тогда родилась дочка.

Как только начались боевые действия, дети вместе с внуками первыми уехали в Киев. Уже тут родились правнуки. Я же тут живу недавно, перед карантином перебралась, оставив в Донецке квартиру и все, что в ней. На митинг пришла вместе с дочкой, в ее семье я сейчас и живу. Хватит им уже скитаться по съемным квартирам, хочу, чтобы наконец-то разжились своим жильем.

Ольга Титова, 36 лет, Донецк-Киев

Мы с семьей жили в Бердянске и Полтаве, последние три года в столице. Нас много – 5 человек. Это я, муж, двое детей и свекровь. Арендуем трехкомнатную квартиру в Соломенском районе. Жилье, скажем так, винтажное. И платим по столичным меркам дешево – 7,5 тысячи гривен без коммунальных.

Уже седьмой год идет война, которой не видно конца. Переселенцы вынуждены скитаться, переезжая из города в города, из района в район. А хочется уже остановиться и осесть на одном месте, а именно в собственном жилье. Мечтаю о большой квартире и каких-то особых требований к ней не предъявляю. Главное чтобы были стены, а все остальное сделаем.

Анна Русина, 42 года, Донецк-Киев

Свои

В Киеве моя семья с 2014 года. Это я, муж, четверо детей и моим престарелые родители. Они время от времени ездят домой, а старший сын живет в общежитии. Раньше снимали трехкомнатную квартиру, сейчас переехали в двушку. Такое решение приняли, чтобы была возможность собрать на первоначальный взнос для участия в программе льготного кредитования. Мы неплохо с мужем зарабатываем, но из-за того, что дети – старшеклассники, у нас большие расходы.За счет аренды решили уменьшить их: раньше платили 14 тысяч гривен, сейчас – 8,5. И разницу откладываем

У меня есть положительный пример участия в жилищных программах: родители моей подруги, которые встали в очередь по программе «Доступное жилье», наверное, еще в 2017-м, перед новым годом получили ключи от квартиры. После этого я тоже подала документы.

На митинг пришла поддержать наше общее дело. Мне кажется правильным то, что люди должны объединяться. Ведь только вместе можно добиться желаемого. Конечно, хочется трехкомнатную квартиру, но особо не загадываю. Буду рада любому жилью, на которое хватит денег. Главное – свое!

Ольга Немченко, 37 лет, Донецк-Киев

Попытки уехать из Донецка предпринимала еще в 2014 году. Думала, что сейчас город освободят – и вернемся. Осенью стало понятно, что оставаться в чужом городе без денег нет смысла, и мы вернулись домой. До 2017-го пытались жить, а точнее выживать. Супруг остался без работы и тогда мы вновь переехали, в село Андреевка, это недалеко от Донецка, на оккупированной территории. Завели живность, выращивали овощи и фрукты. Этим и питались. Муж мечтал о собственном доме, с газоном и огородом, но, к сожалению, пришлось смириться, что оставаться в сельской хате – не вариант. Не было больше сил слышать постоянные выстрелы, от них дети все время вздрагивали.

Муж нашел работу в Киеве – и мы переехали. Младшей дочке на тот момент было 4 года, у старшей есть инвалидность. Мы живем в Оболонском районе, платим за двухкомнатную квартиру 6 тысяч гривен. Специально искали жилье, чтобы быть поближе к кумовьям, которые смогут помочь с детьми. Наши бабушки остались на оккупированной территории, сказали, что будут умирать в своих стенах.На митинге я для того, чтобы государство обратило внимание на переселенцев, оставшихся без крыши над головой. Я за то, чтобы жилищные программы работали, чтобы они финансировались

Трехпроцентное кредитование, по моему мнению, отличная программа, но денег на нее выделяют очень мало, а нас, переселенцев, слишком много. Но так как в нашей семье работает только супруг, а я должна быть дома и ухаживать за ребенком с инвалидностью, то даже и эта программа нам не по карману. Для нас идеально подошли бы две программы: временное жилье, когда нужно оплачивать только за потребленные коммунальные услуги, и льготное кредитование.

Ирина Кузьмина, 46 лет, Краснодон-Киев

В конце осени 2014-го с двумя детьми мы переехали в Киев. За все время уже поменяли четыре района, сейчас живем на Троещине в двухкомнатной квартире. Аренда составляет 5,5 тысячи гривен без коммунальных. Прекрасно понимаю, что не потяну ни одну из программ. Рассчитывать мне не на кого, я вдова. Хотелось бы получить временное жилье.

Тут, в Киеве, родился мой младший сын, ему 2,5 года. Старшей дочери 19 лет, она учится в Киево-Могилянской академии. У нее проблемы со здоровьем. Собственно, поэтому мы и переехали в Киев, чтобы врачи ее наблюдали и лечили.

Это был здоровый ребенок, и вдруг распухли суставы. Когда обратились к врачам, оказалось, что у дочки аутоиммунное заболевание. Врачи разводили руками и не могли понять причину. Возможно, на фоне гормональной перестройки, дочке тогда было 14 лет. Также могли сказаться стрессы из-за начавшейся войны и постоянных обстрелов. А еще переезды, ведь старшей дочери пришлось со мной наравне тягать сумки с колясками.

Об авторе: Олег


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2020 Переселенцы