Пятница, 4 декабря 2020   Подписка на обновления  RSS
Разрушенные дома и новая жизнь в Харькове. Истории переселенцев из Луганской области
10:55, 27 марта 2019

Разрушенные дома и новая жизнь в Харькове. Истории переселенцев из Луганской области


В 2014 году часть территорий Донецкой и Луганской областей оккупировали войска РФ. Из-за войны многие люди оставили свое жилье и переехали в другие регионы Украины. Многие их них начали новую жизнь в Харькове.

С самого начала войны волонтеры помогали переселенцам с поселением, а в 2015 году в Харькове открылся модульный городок, где люди могли найти временное жилье.

На территории модульного городка находится 3 общежития и 10 домов на несколько семей. Модули рассчитаны на 488 человек, а сейчас тут проживает 304.

Директор модульного городка Артур Стаценко отметил, что люди, которые приехали сюда из Донецкой и Луганской областей, оплачивают только коммунальные услуги. Платят они по тем же тарифам, что и остальное население. В 2017 году здесь установили счетчики, после этого счета стали намного меньше.

«Сейчас есть два вида проблем – проблемы самих переселенцев и отсутствие финансирования от правительства. Мы получаем деньги только из городского бюджета. Если бы не выделяли средств, мы бы давно закрылись. В домиках постепенно все приходит в  негодность – столешницы, столы, кровати, матрасы, полы и т.д.», — сказал Стаценко.

Большая часть жителей модульного городка – люди, приехавшие сюда еще в 2015 году.

«У нас больше, чем 90% льготников. Они если и хотят, то не могут пойти на работу. Например, есть семьи из четырех человек с инвалидностью. Они физически не могут работать. Есть семьи, где мать и ребенок имеют инвалидность, а отец «тянет» всю семью. Есть матери с десятью детьми», — добавил директор транзитного городка.

Назад возврата нет

Екатерина приехала с сыном из города Ровеньки (Луганская область) в ноябре 2016 года. Уже третий год она живет в модульном городке.

Мать-одиночка рассказывает, что из-за проблем со здоровьем сына она не может устроиться на работу. По этой же причине она не может покинуть модульный городок.

Мы здесь не потому, что нам так хочется. Каждый здесь по каким-то своим причинам – у кого-то дети с инвалидностью, у кого-то – разрушенные дома

В 2016 году у женщины были подработки, ей приходилось даже работать на рынке «Барабашово».

Женщина говорит, что выплат, которые она получает, ей реально не хватает.

Она получает помощь как мать-одиночка и переселенские деньги. В целом в месяц выходит 3000 гривен.

Сейчас ее сын находится на индивидуальном обучении.

«У него графики постоянно скользящие – это или второй, или третий, или четвертый урок. Его надо поднять, отправить в школу. Если буду работать, не смогу этого делать. В Харькове руководство школы пошло нам навстречу, организовали индивидуальное обучение, потому что сын не может в общем классе заниматься. У нас в Луганской области просто такого нет. Когда сын закончил 1-й класс, были такие проблемы, что невозможно было добиться ни медицины, ни обучения», — вспомнила переселенка.

Женщина говорит, что врачи рекомендуют водить сына в бассейн, на спортивные секции, но платить за занятия у нее нет возможности. Ей бы не помешали скидки для переселенцев, но они не предусмотрены.

В родной город Екатерина с ребенком возвращаться не хочет.

Там идет война, экономика разрушена, с работой все сложно. Социальных выплат, медицины и образования нет

«Там нет работы, все едут сюда, дать образование детям, оказать медпомощь. Что делать сейчас в экономически разрушенном городе? Я не смогла там дать сыну то, что могу дать здесь. В Ровеньках я просила индивидуальное обучение для ребенка, но мне отказали», — вспомнила женщина.

«У меня нет необходимого образования. До начала войны я была торговым работником. Работа в сфере услуг требует полной занятости. Из-за этого ребенок должен был оставаться без присмотра, его надо было возить по больницам. С работой это сложно совмещать», — сказала Екатерина.

Условиями проживания в модульном городке переселенка довольна.

«Самое главное – что здесь тепло. В каждой комнате стоит конвектор, мы сами можем регулировать температуру. Но мы особо не пользуемся теплом, потому что комнаты небольшие и они быстро нагреваются. Есть бойлеры в санузлах, поэтому всегда есть горячая вода. Можем купаться, принимать душ. Не уверена, что в  других общежитиях есть такие условия, как здесь. Администрация к нам лояльно относится. Бывает, что человек не всегда может вовремя заплатить. Всегда идут навстречу», — сказала Екатерина.

Женщина добавила, что когда что-то ломается, жильцы чинят это своими силами.

Из оккупированного города – в Харьков

Елена с мужем и тремя детьми переехали из оккупированного города Кировска (Луганская область) жить в Харьков в 2014 году. Приехали сюда, потому что здесь жила сестра женщины.

Сейчас Елена живет с семьей в модульном городке. До этого они снимали жилье, но сталкивались с различными сложностями.

Условия жизни в модульном городке нас устраивают, но хотелось бы свое жилье

«По цене нам подходит этот вариант. Квартиру снимешь, а потом хозяева говорят, что продают ее, и нужно за короткий срок найти новое жилье. Нужно иметь деньги, чтобы из одной квартиры переехать в другую», — отметила Елена.

Она сказала, что вначале они жили у ее сестры, а потом сняли дачу. Позже сельсовет нашел для их семьи квартиру.

«Там была «бомжатня», хозяин все время нам нервы трепал. Поначалу говорил, что мы можем жить за коммунальные услуги, а потом требовал полную плату, устраивал дебош. Потом уже нам предложили переехать в  модульный городок», — сказала Елена.

Когда началась война, Елена с семьей сразу собрали вещи, созвонились с волонтерами, которые бесплатно вывозили людей на автобусах, и уехали.

«Там было опасно, тем более самому младшему моему ребенку было 3 месяца. От нашего дома осталась одна коробка, окна повылетали. Там растащили все, что было. Крыша и окна повреждены. Для жизни жилье непригодно», — вспомнила Елена.

Женщина возвращаться назад не хочет, потому что люди там стали другие.

«Иногда переписываюсь с соседями в интернете. Но у них совсем другие понятия, они считают, что мы сбежали и стали предателями. Назад вернуться бы не хотела. Это опасно даже для детей, много мест заминировано. Я не могу пойти в лесопосадку, куда раньше ходили грибы собирать. Полную «зачистку» там не будут делать, на это нужны деньги. Там вряд ли уже будет, как раньше», — отметила женщина.

Обстрелы и разрушенный дом

Переселенка Айшат, которую все зовут Алла Вячеславовна, живет в модульном городке с сентября 2015 года.

Приехала женщина из Станицы Луганской вместе с дочерью и четырьмя внуками.

До войны они работали с дочерью в кафе. Дочь была барменом-официантом, а Айшат – поваром.

У нас был свой дом и машина. Но сейчас ничего не осталось, наш дом разрушен

Она говорит, что сейчас основная проблема – отсутствие жилья.

«Жилье хотелось бы свое. У нас трое школьников, поэтому тяжеловато, на все не хватает денег. Звоним по объявлениям, когда слышат, что мы переселенцы и с детьми, нам отказывают. А я не могу семью разбить на две части. Сейчас очень дорого снимать квартиру. Администрация городка может подождать с оплатой, а хозяин квартиры ждать не будет, ему надо сразу все платить. А тут мы можем два месяца не платить, если есть задержки с выплатами», — сказала переселенка.

Женщина рассказывает, что с работой им с дочерью повезло.

«Дочь работает в прачечной, а я – уборщицей. Не здесь бы работали, все равно устроились бы, потому что нельзя не работать», — сказала женщина.

После первых обстрелов Айшат уговорила дочь с детьми уехать из родного города, а сама осталась.

«Охраняла жилье некоторое время, но в итоге пришлось уехать. В 300 метрах от нашего дома был блокпост украинской армии. У нас во дворе взорвался снаряд, дом сильно пострадал. Крыша упала, а мародеры все растащили, ничего не оставили», — сказала переселенка.

В чужом городе с тремя детьми

Виктория приехала в модульный городок в начале 2015 года из Свердловска (Луганская область).

Девушка переехала в Харьков с двумя детьми, а третий уже родился здесь. Виктория в разводе, детей воспитывает сама.

Сейчас переселенка живет в доме на несколько семей.

«Условия хорошие, я считаю, что нам все дали. Сейчас я не работаю, у меня маленький ребенок. Нам дают помощь, за эти деньги мы оплачиваем «коммуналку», — отметила девушка.

С 2014 года для переселенцев мало что изменилось. На сегодняшний день для них остаются актуальными проблемы с жильем и медициной. Они получают выплаты от государства, но прожить на эти деньги сложно.

Несмотря на то, что модульный городок продолжает работать, люди не могут там жить нормальной жизнью. У них есть горячая вода, тепло, санузел, кухня и кровати. Но они продолжают чувствовать себя беженцами.

Тем, кому удалось найти работу, повезло, а у людей с инвалидностью мало шансов начать новую жизнь за пределами транзитного городка.

Об авторе: Олег


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2020 Переселенцы