Прямые переговоры Киева с Л-ДНР: Есть ли вероятность – и в чем опасность

Документы

Все чаще звучит идея, что кроме переговорной площадки в Минске для решения конфликта на Донбассе возможны прямые встречи делегаций Украины и «Л-ДНР».

О том, что такие контакты необходимы, постоянно твердит Россия, за ней вторят в «ДНР» и «ЛНР». Из последних заявлений – «омбудсмен ДНР» Дарья Морозова считает, что прямая работа (а не через минскую площадку как сейчас) украинской и «республиканской» сторон будет эффективна, в частности, при поиске пропавших без вести.

Политолог Константин Бондаренко предположил, что встреча делегаций возможна в ближайшее время. «Это не будет встреча Зеленского и Пушилина, но то, что будет встреча делегаций – это да», – сказал он.

В качестве участников с украинской стороны называется глава Офиса президента Андрей Ермак, а также советник секретаря СНБО Сергей Сивохо, который не раз заявлял, что готов общаться ради мира в любом формате.

В комментариях «Донецким новостям» иные украинские эксперты отмечают, что на высшем уровне прямые переговоры с «республиками» сейчас невозможны. Тем не менее, некоторые из них не исключают иной формат делегаций и акцентируют на необходимости таких встреч.

Сергей Белашко, директор Агентства социальных коммуникаций:

– Эту тему начали активно «прокачивать» с неофициальной подачи французского президента Макрона. Потом депутаты из его партии заговорили об этом прямым текстом. Но начался хайп в Европе (ай-ай-ай, нельзя говорить с сепаратистами и все такое), и тема поутихла.

Между тем, я не знаю ни одного конфликта, который был бы мирно разрешен без участия противоборствующих сторон.

29 февраля произошло знаковое событие: американцы подписали соглашение с движением «Талибан», чтобы закончить войну в Афганистане, которая длится уже почти 19 лет и стала самой длительной войной Америки. 10 марта должны начаться межафганские переговоры с участием талибов, правительства Афганистана и других политических сил страны.

Соглашение предполагает, в частности, участие «Талибана» в борьбе с террористическими организациями, снятие санкций с этого движения к августу 2020 года, полный вывод войск США и НАТО из Афганистана в течение 14 месяцев, освобождение около 5000 пленных талибов и их соратников, а также больше 1000 удерживаемых талибами лиц.

Это лишь один пример того, как можно разрешать конфликты, если на то есть политическая воля.

Если в Киеве хотят реального устойчивого мира (а не перемирия на несколько дней или недель), они пойдут на прямые переговоры с Донецком и Луганском. Пока сложно сказать, когда это может быть. Но если есть желание договариваться, выбрать какой-то формат для этого – уже дело техники. Это может быть Минск, Воронеж, Стамбул – любая площадка.

Если нет желания вести переговоры с теми, кто прямо воевал против Украины, можно делать это с гражданскими чиновниками «ДНР» и «ЛНР», имеющими необходимый статус и опыт для ведения таких переговоров.

Повторюсь: все упирается в желание. Если оно будет, то найдут и место, и переговорщиков.

При этом время работает против Украины. Об этом прямым текстом уже говорят все партнеры по «нормандскому формату» – и немцы, и французы, и россияне.

Владислав Дзивидзинский, эксперт Украинского института политики:

– Стратегически Украина пытается в лице новой власти и президента Зеленского достичь мира дипломатическим путем – мелкими шагами. Это анонсированная стратегия решения вопроса, в которую хочется верить. И которую пытаются воплотить.

С другой стороны, мы видим позицию России, которая по множеству признаков (и периодические обострения на Донбассе, и риторика Кремля) не собирается отступать ни от алгоритма решения вопроса касательно последовательности исполнения Минских соглашений, ни от принуждения Украины к выполнению российских «хотелок».

Стратегически РФ пытается перевести постановку вопроса на международной арене из конфликта украино-российского (которым он является) в конфликт гражданский, исключительно внутриукраинский. Это, к счастью, понимают украинские власти. Равно как то, что любая встреча официального Киева с представителями «Л-ДНР» будет отправной точкой в реализации стратегии РФ, что это – гражданский конфликт. Поэтому вряд ли официальный Киев согласится на такой формат переговоров.

Также мы видим, что после декабрьской встречи в «нормандском формате» в Париже не произошло практически никаких подвижек (лишь обмен удерживаемыми лицами, и то не в формате «всех на всех»). Продолжаются обстрелы, не происходит разведение войск. А значит уменьшается вероятность новой встречи «нормандской четверки». Россия настаивает на выполнении важных для нее пунктов: имплементации в украинское законодательство «формулы Штайнмайера», внесение изменений в Конституцию Украины (в ракурсе особого статуса отдельных районов Донецкой и Луганской областей), прямые переговоры Киева с лидерами «Л-ДНР». На что, безусловно, не пойдет украинская власть.

Ситуация сейчас тупиковая. И может оставаться такой до октября-2020. Если к началу избирательного процесса (команда Зеленского все еще надеется, что есть возможность провести местные выборы в ОРДЛО одновременно со всеукраинскими – и по украинскому же законодательству) никаких подвижек не произойдет, украинской власти придется предложить обществу новую модель достижения мира.

А до этого возможны лишь осуждение Зеленским действий РФ и оккупационных властей, а также некоторые инициативы, идущие не напрямую от него, а, к примеру, от главы Офиса президента Андрея Ермака или советника секретаря СНБО Сергея Сивохо – с целью прозондировать реакцию на данные предложения как внутри Украины, так и за пределами нашей страны.

Вадим Карасев, директор Института глобальных стратегий:

– Минский процесс в данный момент идет ни шатко, ни валко, хоть там и есть представители «ДНР» и «ЛНР» – нынешней, так сказать, власти на неподконтрольной части Донбасса. Но дело в том, что эта самая «власть» – нелегитимна. Ну, или частично легитимна – в том числе благодаря Минским соглашениям от февраля 2015 года. Которые были подписаны в условиях горячей войны и отступления наших войск.

В мирных условиях прямые переговоры по лини Киев – Донецк-Луганск не будут поддержаны обществом. И, похоже, что до местных выборов в ОРДЛО по украинскому законодательству (для чего нужно решить еще массу вопросов, включая прекращения огня, контроль границы, внесение в законодательство Украины на более-менее постоянной основе моментов по особому статусу, принятие закона об амнистии), до появления куда более легитимных представителей тех территорий, говорить лицом к лицу Киев с Донецком и Луганском не будет.

Пока же мы видим тупик: выборы сделать невозможно без переговоров с представителями «ДНР» и «ЛНР» (на чем настаивает и Кремль), а переговоры невозможны без выборов. Надеюсь, выход все же будет найден. Ведь все более явно видно: чтобы сдвинуть с мертвой точки Минский процесс, нужны дополнительные, бонусные форматы к «Минску». И вопрос даже не в возможности встречи, а в уровне представительности.

Владимир Фесенко, политический эксперт:

– Здесь никаких изменений не будет. Любые прямые официальные контакты с сепаратистами для украинской стороны исключены. Это будет означать их признание. И тогда на переговорах в Минском (да и в нормандском) формате может идти речь, что это две «самостоятельные республики». А это для нас неприемлемо.

Контакты будут только по линии Трехсторонней контактной группы в Минске и на неофициальном уровне, как планирует Сивохо.

Надежда Волкова, директор общественной организации «Украинская правовая консультативная группа», член комиссии по реинтеграции Донбасса при президенте Украины:

– Я не сторонник Минских соглашений, в основном потому, что их подписывать – это была вынужденная мера. Но и не поддерживаю идею прямых переговоров с «Л-ДНР».

В международных судах и других площадках Украина на протяжении всей длительности конфликта утверждает, что Россия осуществляет контроль над этими территориями. И что там – марионеточные правительства. Поэтому нужно быть последовательными: если и создавать альтернативу Минским, то только такую, которая будет состоять исключительно из переговоров с Россией. Это может быть при поддержке других государств, или других альянсов. Но это должны быть паритетные переговоры, в которых голос Украины будет звучать минимум не тише РФ.

То, что, новая власть хочет привлечь к переговорам (возможно даже в Минске) переселенцев и представителей других слоев Донбасса (кроме «руководства республик»), это, конечно, хорошо. В Минске, к примеру, нет представителей Донбасса от подконтрольной территории. Ни лидеров общественных мнений, ни экономистов, ни других экспертов. Никто почему-то не привлекает к этим процессам людей, которые по личностным причинам были бы заинтересованы в прогрессе переговоров.

Я целиком и полностью поддерживаю создание других, вспомогательных площадок для того, чтобы реинтеграции стала более реальной. Как та же платформа диалога и примирения, которую предложил Сивохо. В то же время нужно понимать: это облегчает задачу, но не решает ее кардинально.

Создавать некую диалоговую платформу, где не будет тех, кто в данный момент представляет «власть» на неподконтрольной части Донбасса, – абсолютно не эффективно. Разговор на уровне переселенцев и экспертов не поможет добиться практического результата на неподконтрольной территории. У нас нет там рычагов влияния. А говорить нужно как раз-таки с теми, кто контролирует ситуацию – с РФ и «властями» «Л-ДНР».

Как-либо влиять на Кремль мы не можем. Он же может влиять, в том числе, на ситуацию на неподконтрольной территории. И если бы украинские власти реально хотели прогресса в переговорах, можно было бы более активно обозначать свои позиции, идя при этом на определенные уступки, в том числе касательно прямых переговоров с Донецком и Луганском.

Юлия Тищенко, аналитик Украинского независимого центра политических исследований, представитель Национальной платформы для диалога про мир и безопасную реинтеграцию:

– Я не слышала где-либо про необходимость и возможность прямых встреч официальных лиц в Украине и так называемых официальных лиц ОРДЛО.

Такие встречи, если они и планируются, квазилегитимируют представителей ОРДЛО, что в дальнейшем только затруднит процесс урегулирования.

Стоит вынести выводы из уроков других постсоветских стран, где в свое время начались прямые переговоры с самопровозглашенным руководством квазиреспублик, а РФ играла роль посредника, при этом влияя и контролируя.

Нужны связи между обычными людьми, грамотная информационная политика.

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

КИЕВЩИНА
Ідентифікація через банк: пенсіонери-ВПО жаліються на припинення виплат

Пенсіонери-переселенці скаржаться, що ідентифікації в «Ощадбанку» недостатньо для продовження виплат. Часто людям доводиться особисто відвідувати сервісний центр ПФУ та писати заяву про відновлення нарахувань. Пенсіонери, які зареєстровані як внутрішньо переміщені особи до 24 лютого 2022 року та отримують пенсію через АТ «Ощадбанк», мали пройти ідентифікацію до 31 березня 2024 року. Вона здійснюється через відділення Ощадбанку, особисто в територіальному органі Пенсійного …

КИЕВЩИНА
Як пенсіонерам-ВПО пройти ідентифікацію: покрокова інструкція

Пенсіонери, які зареєстровані як внутрішньо переміщені особи до 24 лютого 2022 року та отримують пенсію через АТ «Ощадбанк», мають пройти ідентифікацію до 31 березня 2024 року. Ідентифікації для пенсіонерів-ВПО необхідна аби надалі отримувати належні виплати/ Ілюстративне фото Ідентифікація проводиться аби й надалі отримувати належні соцвиплати. Підтвердити особу можна наступними способами: — Особисто звернутися до відділення Ощадбанку; — Звернутися …

КИЕВСКИЕ НОВОСТИ
Українським роботодавцям збільшили компенсацію за працевлаштування переселенців

Кабінет міністрів збільшив строки і розміри надання роботодавцям компенсації витрат на оплату праці за працевлаштування внутрішньо переміщених осіб та внутрішньо переміщених осіб з інвалідністю. Про це повідомляє прес-служба Мінекономіки. За даними прес-служби, загальна тривалість надання компенсації збільшена з двох до трьох місяців, за працевлаштування ВПО з числа осіб з інвалідністю — до …