Понедельник, 21 сентября 2020   Подписка на обновления  RSS
Правительство решило эффективнее реинтегрировать Донбасс
10:35, 07 февраля 2020

Правительство решило эффективнее реинтегрировать Донбасс


Пару дней назад на совещании в Офисе президента премьер Алексей Гончарук сообщил, что по заданию главы государства принято решение о создании Министерства по вопросам оккупированных территорий.

«Это даст нам возможность гораздо эффективнее работать над вопросами реинтеграции Донбасса и вопросами работы с людьми, которые остались на оккупированных территориях или переехали на подконтрольную территорию и является временно перемещенными лицами», − заявил он по этому поводу.

Пикантность ситуации заключается в том, что еще полгода назад в Украине существовало полноценное Министерство по делам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц (МинВОТ). Однако в июле прошлого года правительство пришло к заключению, что в отдельном министерстве, занимающемся делами переселенцев и неконтролируемыми Украиной территориями, нет никакой необходимости. После этого, МинВОТ исчезло как самостоятельная единица, влившись в Министерство по делам ветеранов.

И вот, спустя небольшой промежуток времени оно, как феникс, «восстает из пепла». Что все это значит?

Требуется министерство

Создания полноценного министерства, которое бы специализировалось на делах именно переселенцев с неконтролируемой Украиной территории, эти самые переселенцы добивались с самого начала вооруженного конфликта на Донбассе. Именно тогда в Украине и появились те самые переселенцы или, как они названы официально – внутренне перемещенные лица (ВПЛ).

У ВПЛ в Украине немедленно возник целый букет проблем, начиная от вопросов с жильем, и заканчивая доходами вообще и работой в частности. Отсутствие «собственного» министерства заставляло их обращаться в другие ведомства, у которых было много иных задач, кроме как опекать переселенцев. Прямым следствием этого было то, что ко всем проблемам ВПЛ добавилась и еще одна – бюрократическая.

В первые пару лет конфликта эту проблему в Украине тщательно игнорировали, исходя из стратегии, что на днях (а может и раньше) украинские войска восстановят украинский контроль над потерянными территориями и переселенцы в Украине просто исчезнут как класс.

Однако, в начале 2016 года, когда истек срок Минских соглашений, стало понятно, что ситуация на Донбассе – «долгоиграющая», а значит – ВПЛ в Украине надолго. В результате в середине января 2016 года тогдашний президент Петр Порошенко анонсировал «создание специального государственного органа, который займется проблемами деоккупации, реинтеграции и национального примирения». А 20 апреля 2016 года правительство приняло постановление о создании Министерства по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц (МинВОТ) путем слияния Государственного агентства по вопросам восстановления Донбасса и Государственной службы по вопросам аннексированного Россией Крыма и Севастополя.

Платить, чтобы вернуть людей

В среде переселенцев создание министерства по их делам было воспринято тогда с нескрываемым энтузиазмом и надеждой. Во многом эти надежды тогда «подогрел» глава свежеиспеченного МинВОТ Вадим Черныш. Он немедленно выступил оппонентом тогдашнего вице-премьера Павла Розенко и его инициативы.

Суть вопроса заключалась в том, что вице-премьер инициировал проверку того, сколько украинцев, имеющих статус ВПЛ, на самом деле проживает на подконтрольной территории. В результате этой проверки, по данным Министерства труда и социальной политики, около 450 тыс. переселенцев лишены выплат.

«Все граждане Украины имеют одинаковые права. Этот месседж — ключевой. Из него следует все, в том числе, пенсии и все виды социальной помощи. Моя позиция в этом отношении однозначна – платить», – заявил по этому поводу глава МинВОТ. Чем сразу вызвал к себе большую симпатию в определенных кругах.

А в начале мая 2016 года экс-губернатор Луганской области Георгий Тука после назначения заместителем главы МинВОТ первым делом заявил: «Встречался с президентом и сказал, что в Украине отсутствует государственная стратегия в отношении оккупированных территорий. Встретил полное понимание. Прежде всего, надо самим себе ответить на вопрос, какая у нас конечная цель: это – возвращение территорий, возвращение людей или возвращение территорий с людьми. Самое сложное – последнее. Но я сторонник именно последнего подхода».

Проблемы ВПЛ не интересуют

Говорят, что от любви до ненависти – один шаг. Переселенцам и МинВОТ, чтобы перейти от первого состояния ко второму, понадобилось немного больше времени. Уже через два года отношения переселенцев с их министерством кардинально изменились.

В апреле 2018 года активисты общественной организации «Мій дім. UА» опубликовали данные о результатах деятельности МинВОТ за все время его работы. Комментарий к ним был краток, но красноречив. «За 2 года своего существования МинВОТ не было подано в Верховную Раду ни одного законопроекта, не было реализовано ни одного международного проекта и не было привлечено ни одной гривны в трастовый фонд», – заявила тогда по поводу обнародованных данных своей организации глава «Мій дім.Ua» Юлия Дрюк-Ильяшенко.

Переселенцы тогда обвинили МинВОТ практически во всех смертных грехах. Однако, самый сильный негатив у ВПЛ вызвали провалы МинВОТ на жилищном фронте. Последнее было не удивительно, учитывая, что жилищная проблема неизменно является главной проблемой ВПЛ. В то же время МинВОТ провалило переговоры с правительством Японии о профильных проектах на $300 млн, а также на тот момент уже три года «мариновало» немецкие государственные проекты на 136 млн евро. Большая часть этих проектов были жилищные.

Также оно не создало базу разрушенного жилья на Донбассе. В этой связи ВПЛ сразу вспомнили заявление Георгия Туки, сделанное в ноябре 2017 года. «Сейчас мы как раз собираемся заниматься составлением такого реестра (разрушенного и поврежденного жилья). К сожалению, его наличие не предусмотрено ни нормативными документами, ни подзаконными актами, ни законами. Поэтому это будет сделано исключительно по нашей инициативе, может быть даже в рамках какой-то неправительственной общественной организации», – заявил тогда заместитель министра. Но сказанное не закончилось ничем.

Казалось, что это – уже апогей. Но в этот момент МинВОТ… подал в суд на «Мій дім. UА». Этого не понял никто. «Само МинВОТ появилось благодаря тому, что ВПЛ два года добивались создания центрального органа власти, который будет представлять их интересы и защищать их права. Но МинВОТ законсервировалось и не пытается не то что решать проблемы, а даже не интересуется, какие у людей проблемы», – прокомментировала тогда иск на тот момент депутат Верховной Рады Наталья Веселова. (И лишь в октябре 2019 года, со сменой правительства, иск был отозван).

Переселенцы упрямо молчат

В ответ Георгий Тука переложил вину за провалы МинВОТ на… самих переселенцев. «Я бы хотел, чтобы все переселенцы из Донбасса вышли под стены Верховной рады со своими требованиями. Почему какие-то контрабандисты на «евробляхах» могут выводить в центр Киева тысячи человек, а переселенцы не могут выйти под Раду и потребовать у власти обратить внимание на свои проблемы?! Многие из них откровенно бедствуют, им не хватает социальной поддержки и очень трудно найти работу. Государство сегодня о них фактически не заботится и не контролирует их. Сегодня я сильно разочарован пассивностью переселенцев. Я ни разу не видел с их стороны даже самой хилой и малочисленной акции в поддержку наших инициатив — которые направлены на их же пользу. Ни одной акции за два года! Переселенцы молчат и публично не поддерживают наши инициативы. В итоге государство не хочет увеличивать им бюджетное финансирование, трудоустраивать и наделять их правом голоса на выборах. На мой взгляд, все логично», — заявил он в середине августа 2018 года. Чем только «подлил масла в огонь».

«Мы надеялись, что это будет профильное министерство, которое позаботится о реализации прав как переселенцев, так и оставшихся на оккупированной территории. Но за время существования МинВОТ мы убедились, что это бесполезное ведомство, которое ничем не занималось, его результативность – ноль… В нем нужно либо провести кардинальные изменения, либо вообще его расформировать», – заявила в марте прошлого года представитель организации «Украинская народная рада Донетчины и Луганщины» («Українська народна рада Донеччини та Луганщини») Татьяна Заровная.

Короче: мы боролись за его создание, а теперь – хотим ликвидации. Позиция довольно странная с какой стороны не посмотри. Возможно, именно поэтому правительство ее и проигнорировало. Однако, 14 августа 2019 года заместителя главы МинВОТ Юрия Гримчака задержали по подозрению в получении взятки в $1,1 млн. После этого о необходимости ликвидации МинВОТ заговорили уже не только переселенцы.

«Иногда создание министерств или других учреждений центральных органов власти не помогает временно оккупированным территориям. Когда мы видим, что создают министерство, а после – его руководители попадаются на взятках, то мне кажется, что не стоит создавать такие министерства, в которых будут работать такие люди», – считает спикер Верховной Рады Дмитрий Разумков.

Кстати, это также была весьма странная позиция. Если министерство объективно необходимо, но руководить им назначили «таких людей», то нужно… разогнать министерство?

Два по цене одного

Так или иначе, но 2 сентября прошлого года новое правительство своим постановлением № 829 «Некоторые вопросы оптимизации системы центральных органов исполнительной власти», присоединило МинВОТ к Министерству по делам ветеранов. Причем главной причиной такого шага была вовсе не плохая работа МинВОТ, а… экономия бюджетных средств. Впрочем, партия «Слуга народа» еще до этого декларировала намерение уменьшить количество министерств как раз с целью экономии. Однако, уже традиционно такая экономия немедленно «вылезла боком».

Почти сразу же пошли разговоры о «дальнейшем переформатировании» объединенного министерства. Примечательно, что одним из инициаторов такого переформатирования выступила глава того самого министерства Оксана Коляда. «Нам удалось донести информацию об огромном объеме задач, лежащих в плоскости всего правительства, и дать понять высшему руководству государства, что это требует отдельного блока работы отдельного министерства, возможно, даже которое будет возглавлять профильный вице-премьер по реинтеграции. Это не значит, что мы неэффективно сработали», – говорили Коляда две недели назад. А несколько дней назад премьер сообщил о создании (вернее – воссоздании) МинВОТ.

Курс на Приднестровье?

Можно долго спорить об истинных причинах правительственных метаний с присоединением МинВОТ к другому министерству, а после с намерением вернуть ему утраченный «суверенитет», а возможно даже и повысить в статусе до Министерства по вопросам реинтеграции с курирующим вице-премьером. Но очевидно одно. Подобные метания – весьма тревожный факт сам по себе.

Они говорят, что с тех пор, когда в мае 2016 года тогдашний заместитель главы МинВОТ Георгий Тука сообщил президенту о том, что «в Украине отсутствует государственная стратегия в отношении оккупированных территорий», ничего принципиально не изменилось. Никакой комплексной государственная политика по этому поводу, как и прежде, нет. Нет даже понимания – какой она должна быть и почему. И уж тем более – какие механизмы она потребует для своей реализации.

Предлагаемая новая схема – «воскресший» МинВОТ (название может быть другим), возглавляющий его полноценный министр, а также профильный вице-премьер по реинтеграции – это не новое видение. Это лишь калька со схемы, созданной Молдовой четверть века назад. Схемой, которая прочно закрепила то, что называют Приднестровским вариантом. Как минимум на 25 лет.

Впрочем, новый МинВОТ может оказаться более благосклонным к переселенцам и компетентным в решении их проблем, чем старый. А если нет, его можно снова упразднить…

Об авторе: Олег


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2020 Переселенцы