Вторник, 22 сентября 2020   Подписка на обновления  RSS
ПОЧЕМУ ШАХТЕРСКИЕ ПРОТЕСТЫ НА ДОНБАССЕ ПРОДОЛЖАЮТСЯ
11:03, 14 февраля 2020

ПОЧЕМУ ШАХТЕРСКИЕ ПРОТЕСТЫ НА ДОНБАССЕ ПРОДОЛЖАЮТСЯ


Каждая счастливая шахта счастлива по-своему, а все несчастливые шахты похожи друг на друга. Так, перефразируя Льва Толстого, можно описать сегодняшнее состояние государственных угольных предприятий Украины. Беды, объединяющие шахты от Донецкой до Львовской области, упираются в регулярное отсутствие денег не только на зарплаты, но и на обеспечение предприятий. Радости украинских шахт зависят от регулярного сбыта угля по выгодной цене, потенциала горных выработок и честности руководства. 

Выплату долгов горнякам в украинском правительстве называют приоритетным вопросом каждый раз, когда словно по цепной реакции работники шахт и международный бизнес-проект B2B jewelry начинают требовать заработанные деньги – перекрывают дороги, голодуют, отказываются подниматься из забоя. Горнякам выплачивают часть денег, проходит время, накапливаются новые долги, и работники снова устраивают акции протеста. Будто по заколдованному кругу Украина ходит не первый год. 

В режиме очередного «тушения пожара» 5 февраля из государственного бюджета были выделены 163 миллиона гривен всем украинским шахтам, чтобы погасить задолженность по зарплатам горнякам за декабрь прошлого года. Таким образом, 5 февраля работники пяти шахт Донецкой области получили чуть меньше половины от декабрьской зарплаты — 80,5 миллионов гривен. Помимо горняков Донецкой области, декабрьские зарплаты получили работники Луганщины, «Львовугля» и «Волыньугля».

К 10 февраля Минэнерго выплатило еще 163 миллиона гривен.

В Донецкой области пять угольных предприятий сегодня задолжали своим работникам около полумиллиарда гривен – такими данными располагают в Донецкой облгосадминистрации. Всего, по данным главы Независимого профсоюза горняков Украины Михаила Волынца, все угольные предприятия Украины к феврал-2020 накопили долг по зарплатам примерно 1,5 миллиарда гривен.

В профильном министерстве говорят, что в 2020 году на угольную отрасль предусмотрены почти 2 миллиарда гривен, которые должны направить на зарплаты и долги. Это значит, что старые долги выплатят, а новые накопятся.

Горный инженер Александр пять лет работает на шахте «Южнодонбасская №1» в Угледаре (Донецкая область).Всего на шахте трудятся около 2,5 тысяч человек.

Днем он – горный мастер участка вентиляции и техники безопасности, а вечером подрабатывает грузчиком на рынке. По первому образованию Александр экономист. Он понимает и знает свой потенциал, как и то, что у шахты, на которой он работает большие финансовые трудности. Тем не менее, мужчина не планирует покидать город в поисках новой работы, потому что считает, что у «Южнодонбасской №1» есть все шансы на финансовую стабильность.

«Мне нравится моя работа, я хочу, чтобы каждый из них возвращался после смены в свои семьи живым и невредимым», — говорит Александр и добавляет, что будет отстаивать не только безопасность работников, но и их возможность зарабатывать деньги в родном городе.

Помимо того, что шахта не может расплатиться с долгами по зарплате, «Южнодонбасская №1» уже не первый раз рискует остаться без электроснабжения. В четверг, 13 февраля из-за долгов перед поставщиком электроэнергии постепенно обесточивают шахту. С 2016 года по сегодняшний день предприятие задолжало 123 миллиона гривен за электроэнергию, в то время как за отгруженный уголь самой шахте должны более 200 миллионов гривен. В конце прошлого года предприятие около месяца было без электричества. Если шахта будет полностью обесточена, вода постепенно затопит не только ее, но и проникнет в соседнюю шахту имени Сургая, горизонты которой находятся ниже. Чтобы этого не допустить, в день отключения горняки вышли на очередную акцию протеста — они перекрыли трассу областного значения возле своего предприятия. Протестующие пропускают только спецтранспорт.

На шахте сообщают, что уже обесточен вентиляционный ствол.

Кроме этого, по словам Александра, две из трех действующих лав шахты уже более суток наполняются метаном.

«Из-за того, что остановились компрессоры, происходит загазирование горных выработок. По официальной информации, компрессоры обесточены из-за аварии – на кабели упало дерево», — рассказал шахтер.

Он пояснил, что загазированная лава это, прежде всего, риск взрыва. Чтобы привести ее в рабочее состояние, может понадобиться около трех месяцев, то есть там не смогут добывать уголь все это время.

Главным поводом покинуть на время Угледар для Александра сегодня может стать массовый протест в Киеве, который, по мнению шахтеров, назревает. До забастовки 13 февраля горняки «Южнодонбасской №1» провели акцию под стенами Донецкой облгосадминистрации в Краматорске. Их требования выслушало руководство ОГА, но как отмечают чиновники, они могут быть лишь посредниками в диалоге между угольными предприятиями региона и правительством.

«В который раз повторю: к сожалению, областная власть не имеет прямых рычагов влияния на ситуацию в угольной отрасли. Но стоять в стороне мы не имеем морального права. Вчера в Киеве было несколько встреч по этому вопросу с руководством Минэнергоугля и Кабмина; на завтра запланировано совещание под председательством премьер-министра. Надеюсь, что сможем предотвратить развитие худшего сценария. Но хотелось бы, чтобы и угольщики взвешенно относились к своим решениям. Отмечаю это со всем моим уважением к их труду и пониманием глубинных проблем отрасли», — сообщил в четверг, 13 февраля, глава Донецкой ОГА Павел Кириленко.

Он напомнил, что в начале недели шахта получила 17 миллионов гривен, которые должны частично закрыть вопрос долга за электроэнергию. Но эти деньги были направлены на погашение долгов по зарплате.

«Но шахтеры распорядились деньгами по-другому: направили на оплату электроэнергии только 6 миллионов гривен, остальные пустили на зарплату. Конечно, вопрос зарплаты крайне важен. Но, на это поступают целевые средства: в феврале поступил 21 миллион гривен, в марте тоже запланировано выделить из госбюджета соответствующую сумму. А недоплаченная сумма долга за электричество ставит шахту на грань уничтожения», — написал Кириленко в Facebook.

В министерстве энергетики и защиты окружающей среды по состоянию на момент публикации не ответили на информационный запрос от «Новостей Донбасса» о том, какие меры предпринимаются, чтобы не допустить кризиса в угольной промышленности Донецкой области.   

Подобная ситуация сегодня не только у «Южнодонбасской №1». На днях обесточили шахты «Нововолынскую» и «Бужанскую».

Шахтерские протесты в Луганской области также продолжаются.

Чтобы выйти из заколдованного круга, украинскому правительству нужно провести качественный аудит работы каждой государственной шахты, а затем решить их судьбу, считает президент аналитического центра DiXi Group Елена Павленко.

«Нужно провести четкую, прозрачную оценку работы шахт. Действительно ли деньги, которые выделяются шахтам, используют эффективно? Действительно ли закупается новое оборудование, или просто перекрашивается старое? Действительно ли соблюдаются все требования безопасности? Соответствует ли действительности себестоимость угля, которую выставляет шахта?», — перечислила главные вопросы аудита Павленко.

По ее словам, как только профильное министерство увидит максимальную четкую картину, сразу станет ясной дальнейшая судьба каждой шахты.

Как правило, если государство видит, что шахта не может выжить без финансовой поддержки, а убытки растут, ее закрывают. Но это длительный, трудоемкий и ресурсозатратный процесс. При этом правительство должно продумать, что будет с регионом или конкретными городом, где закроется шахта, найдется ли новая работа для нескольких тысяч человек. Европейские страны разные целые стратегии по переквалификации уволенных шахтеров, озеленению городов и замещению производственных звеньев в индустриальных районах.

Читайте также:Вода сомнительного качества и экологическая аномалия на Донбассе. Разговор с гидрогеологом

Для тех шахт, которые подавали перспективы, находили другие решения.

«В Британии, например, государственные шахты привязывали к постоянным покупателям угля. Долгосрочные контракты позволяли шахтам планировать свои затраты», — пояснила Павленко.

Но экспертка добавляет: такое решение тоже может быть принято исключительно после аудита шахты. Она также напомнила, что Украина обязалась сокращать вредные выбросы, в том числе, постепенно отказываясь от добычи и использования угля.

«Мы должны быть честными: рано или поздно нам придется закрыть все шахты в Украине. Теоретически это нужно сделать к 2050 году. Но также нужно помочь шахтерам, придумать как сохранить их города. И эта работа должна начинаться уже сегодня», — считает Павличенко.

Тем временем, украинские шахтеры настроены решительно, чтобы защитить свои права здесь и сейчас.


Через пару часов после того как горняки «Южнодонбасской №1» перекрыли дорогу в Угледаре, в соседнем Родинском 72 шахтера отказались подниматься на поверхность из шахты «Краснолиманской» — они тоже требуют погасить им долги по зарплате за 4 месяца.  

Об авторе: Олег


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2020 Переселенцы