Четверг, 28 мая 2020   Подписка на обновления  RSS
БЛИЗИТСЯ К НУЛЮ. FREEDOM HOUSE ОЦЕНИЛА УРОВЕНЬ СВОБОДЫ В ДОНЕЦКЕ И ЛУГАНСКЕ
12:15, 09 марта 2020

БЛИЗИТСЯ К НУЛЮ. FREEDOM HOUSE ОЦЕНИЛА УРОВЕНЬ СВОБОДЫ В ДОНЕЦКЕ И ЛУГАНСКЕ


Уровень политических прав и гражданских свобод на оккупированной территории Донбасса очень низкий, а точнее почти отсутствует. К такому выводу пришла организация Freedom House, оценив уровень свободы на этой территории в 5 баллов из 100.

В организации констатируют, что местная власть находится в руках группировок «Л-ДНР», которые провозгласили себя независимыми «народными республиками», но не были признаны ни одной страной мира, в том числе Россией.

«Новости Донбасса» публикуют текст исследования.

Обе «республики» полностью зависят от Москвы в финансовом отношении и в контексте поставок боевиков и оружия, а их лидеры открыто выступают за присоединение к Российской Федерации. Политическая деятельность на этих территориях жестко контролируется силами безопасности, не оставляя места для полноценной оппозиции. Местные СМИ также находятся под жесткими ограничениями, а пользователи социальных сетей подвергаются арестам за свои критические заметки. Верховенство права и гражданские свободы вообще не соблюдаются.

О «выборах» в Донецке и Луганске

Выборы руководителей «ЛНР» и «ДНР» были проведены в обоих образованиях в ноябре 2018 года, однако они не были признаны международным сообществом и считались широкой общественностью прошедшими без реальной конкуренции. Сообщалось о случаях мошенничества и запугивания избирателей. В Донецке победителем был объявлен Денис Пушилин, который до выборов занимал должность временно исполняющего обязанности главаря группировки после убийства своего предшественника Александра Захарченко в августе 2018 года. Он получил 61% голосов избирателей, тогда как остальные голоса распределились между четырьмя малоизвестными кандидатами. Более перспективные конкуренты были лишены возможности принять участие в выборах. Леонид Пасечник, исполняющим обязанности лидера сепаратистов в Луганской области после переворота 2017 года, подтвердил свою позицию, набрав 68% голосов избирателей и обойдя трех малоизвестных оппонентов.

Оба образования имеют только два санкционированные властью политические «движения». Общественное движение правящей в «ДНР» партии набрало 72,5% голосов, тогда как при «ЛНР» 74,1% голосов получил «Мир Луганщине». Остальные места достались двум второстепенным движениям, «Свободному Донбассу» и «Луганскому экономическому союзу».

В 2018 году избирательные органы сепаратистских образований произвольно применяли законы и постановления соответствующих группировок, по неофициальной информации, манипулируя объявленными результатами выборов и используя технические средства для недопущения к участию в выборах более известных соперников действующих лидеров. Например, избирательная комиссия «ДНР» приняла каждый из подписных листов в поддержку официально разрешенных кандидатов, но отказала в принятии подписного листа, поданного бизнесменом-сепаратистом Павлом Губаревым. Основанием отказа стали фальсификации подписей в подписных листах.

О политическом плюрализме

Сепаратистские образования можно охарактеризовать как политические дуополии, в которых обе стороны поддерживают примерно одинаковую политическую повестку дня. Любые другие политические организации, даже если они также имеют пророссийскую ориентацию, фактически запрещены. Например, коммунистической партии было отказано в регистрации в оккупированном Донецке.

Действующие главы «Л-ДНР» впервые пришли к власти в результате насилия и поддержки со стороны Москвы, а предвыборные гонки 2018 показали, что серьезных конкурентов они не потерпят даже в рамках пророссийского сепаратистского движения. В «ДНР» не допустили к выборам Павла Губарева на том основании, что он не собрал достаточного количества действительных подписей, тогда как потенциальному кандидату Александру Ходаковскому, бывшему командиру спецподразделения СБУ, российские пограничники отказали во въезде на территорию. Оба выступают за скорейшую интеграцию с Россией. Жену Губарева, негласную руководительницу общественного движения «Свободный Донбасс» Екатерину Губареву, временно задержали, чтобы не допустить ее участия в предвыборном съезде этого движения в сентябре. Еще один кандидат на должность главы «ДНР», представитель коммунистов Игорь Хакимзянов, не смог своевременно подать заявление после ранения, полученного в результате взрыва, который также произошел в сентябре.

Россия создала сложную сеть контроля «народных республик», которая влияет на все аспекты повседневной жизни, в том числе политические вопросы. Местные СМИ, школы и университеты, государственные службы и бизнес-структуры возглавляют люди, преданные руководству «Л-ДНР». Несмотря на то, что многие из них являются местными жителями, некоторые ключевые должности занимают граждане России. Политический контроль в общем итоге обеспечивается тайными «министерствами государственной безопасности» обеих политических образований, которыми, по имеющейся информации, руководит Федеральная служба безопасности России (ФСБ), и «народной милицией», в ряды которых входят десятки тысяч вооруженных мужчин и которые, как считается, находятся под командованием офицеров российских регулярных войск.

Ни один из высокопоставленных людей «Л-ДНР» на Донбассе не избирается путем свободных выборов, а их де-факто правительства действуют крайне непрозрачно, из-за чего трудно определить, насколько независимы от российского правительства они на практике. Например, Александра Ананченко, премьер-министра «ДНР», назначенного в октябре 2018 года, редко видели на публике, пока он не появился на заседании правящей организации в ноябре 2019 года. Оба образования находятся в международной изоляции и полностью зависят от России в военном и экономическом плане.

О религии

В то время как «конституции Л-ДНР» гарантируют равные права независимо от этнической принадлежности, расы или религиозных убеждений, этнические и религиозные группы, не принадлежащие к России, на практике испытывают ограничения, и ни один слой общества не способен самоорганизоваться для отстаивания своих интересов в политической сфере.

Сторонники вероисповеданий, которые не принадлежат к Русской православной церкви, подвергаются преследованиям. Больше всего пострадали Свидетели Иеговы, которых в 2018 году полностью запретили как экстремистскую организацию, а их имущество было конфисковано. Также в том же году в результате введения обязательной процедуры перерегистрации без признания осталась значительное количество религиозных организаций. Жертвами рейдов и других притеснений стали баптисты, члены Православной Церкви Киевского патриархата и Греко-Католической Церкви и некоторые мусульманские общины. По имеющейся информации, с 2014 года оккупированные территории покинуло значительное количество представителей религиозных меньшинств, включая римо-католиков и евреев.

О коррупции

Считается, что коррупция широко распространена в оккупированных Донецке и Луганске, а эффективные механизмы борьбы с ней отсутствуют. Как объясняют аналитики, убийство Александра Захарченко в 2018 году и отстранение от руководства главаря «ЛНР» Игоря Плотницкого годом ранее стали реакцией Москвы на чрезмерную коррумпированность местных элит. Несмотря на то, что власть «ДНР» арестовала по крайней мере одного чиновника времен Захарченко и провела расследование по делам о других, нет доказательств того, что смена руководства значительно уменьшила коррупцию.

Открытость «Л-ДНР»

Отсутствие прозрачности является основной чертой обоих сепаратистских режимов. Несмотря на то, что частично открытость существовала в «ЛНР» при Плотницком, когда еженедельные заседания правительства «ЛНР» транслировались в прямом эфире на YouTube, группировка вернулась к более высокому уровню секретности после того, как в 2017 году к власти пришел Леонид Пасечник, бывший сотрудник СБУ. В обоих «республиках» принято сообщать об увольнении членов с должностей, просто представляя их преемников без всяких объяснений или публичного обсуждения.

В 2019 году «ДНР» и «ЛНР» создали общественные палаты — правительственные консультативно-совещательные органы с представителями гражданского общества, созданные по российской модели. Однако в июне обе палаты избрали своими главами бывших высокопоставленных людей из «Л-ДНР», которые были отстранены от власти на предыдущих этапах междоусобиц. Эти шаги свидетельствуют о том, что эти органы использовались для создания номенклатурных должностей и латания трещин в сепаратистском движении.

Об этнической составляющей, гендере и правах меньшинств

Выражение украинской идентичности на контролируемых «Л-ДНР» территориях Донбасса считается опасным, и с 2014 года эти территории покинули большинство жителей, которые идентифицировали себя украинцами. Хотя оба образования номинально предоставили украинскому языку статус официального вместе с русским языком, его редко используют сепаратистские власти. В декабре 2019 Пушилин предложил сделать русский язык единственным официальным языком на территории, контролируемой «ДНР». Во время переписи населения в октябре 2019 местные СМИ отмечали, что почти все респонденты идентифицировали себя как этнические русские.

Кроме преимущественно враждебного отношения к украинской этнической идентичности, отсутствуют нормы, которые бы защищали от дискриминации другие этнические меньшинства, например, греков, азербайджанцев и армян. Женщины, которые испытывают гендерную дискриминацию, имеют крайне ограниченные возможности для защиты своих прав. На оккупированных территориях не признаются основные права представителей ЛГБТ + сообщества. В январе 2018 года двое российских трансгендерных активистов поехали в Донецк с целью проведения арт-перфоманса в поддержку таких прав. Их задержали, две недели держали под стражей, после чего выдворили из Донецка.

Домашнее насилие является серьезной проблемой, и оба сепаратистских образования приняли лишь номинальные шаги для улучшения защиты женщин и детей. По имеющейся информации, сепаратистские силы обучали и привлекали несовершеннолетних к участию в вооруженных конфликтах. Поступают сообщения о случаях сексуального насилия в следственных изоляторах «Л-ДНР». Ни одно из сепаратистских образований не признает однополые браки.

О медиа

На оккупированном Донбассе свободные и независимые СМИ не работают с 2014 года, когда были совершены вооруженные нападения на местные редакции и многим журналистам пришлось покинуть эти территории. На сегодня в местном медиа-пространстве доминируют «официальные» телерадиокомпании и сайты «ДНР» и «ЛНР». Относительно небольшое количество местных печатных СМИ также были взяты под контроль сепаратистами. Эти издания преимущественно публикуют информацию и цитаты сепаратистских и российских чиновников. Сообщение о вооруженном конфликте основываются исключительно на заявлениях группировок «Л-ДНР», обвиняют украинскую власть в обстрелах. Ситуация на территории, подконтрольной украинской власти, почти всегда освещается в негативном ключе, тогда как репортажи о местной экономике сосредотачиваются на незначительных положительных событиях, таких как открытие новой лавы на шахте.

Определенная критика сепаратистского режима периодически высказывалась в интернет-ресурсах, контролируемых Павлом Губаревым. Однако в ноябре 2018 года эти медиа ненадолго прекратили свою работу. После возобновления своей деятельности их риторика стала менее критичной.

Независимые блогеры и журналисты, которые работают под прикрытием или анонимно на контролируемых сепаратистами территориях, рискуют попасть за решетку на длительный срок в случае установления их личности. В 2016 году был похищен луганский блогер Эдуард Неделяев, которого в 2017 году в Луганске приговорили к 14 годам тюремного заключения по обвинению в шпионаже. Позже, в декабре 2017 года, его освободили в рамках обмена пленными. В 2017 году боевики задержали донецкого журналиста Станислава Асеева и заставили его «признаться» на видео в шпионаже, после чего, в октябре 2019 года, он был осужден к лишению свободы на срок 15 лет. Его освободили при обмене пленными в декабре 2019 года.

«Л-ДНР» глушат сигнал украинских телерадиоканалов на оккупированной территории. Украинские журналисты не ездят в Донецк и Луганск из соображений безопасности, а большинству зарубежных СМИ запрещен въезд на эти территории еще с 2015 года. Политика «Л-ДНР» по аккредитации журналистов остается чрезвычайно выборочной.

О высшем образовании

Местные вузы были взяты под контроль «Л-ДНР» в 2014 году. Крупнейшие из них, такие как Донецкий национальный университет, были разделены на две учреждения, одно — на подконтрольной украинской власти территории, а другая — под контролем сепаратистских властей. На оккупированных территориях происходит массированная политико-идеологическая обработка населения. Старшие школы получили новые учебные программы по истории, а объем обучения на украинском языке значительно сократился.

О свободе мнений

За активностью жителей оккупированных территорий в социальных сетях пытаются следить. За сообщения или иное выражение своих мыслей с критикой в ​​сторону сепаратистской власти людей задерживают. Например, в январе 2016 года был арестован религиовед Игорь Козловский, известный своими проукраинскими взглядами. Он был приговорен к двум годам и восьми месяцам лишения свободы по сфабрикованному делу — его обвинили во владении оружием. В декабре 2017 Козловский был освобожден в ходе обмена пленными. Донецкого комментатора Романа Манекина, сторонника союза с Россией, временно задерживали минимум дважды в 2017 и 2018 годах после публичной критики руководства «ДНР».

О свободе собраний

Никаких значительных акций протеста на оккупированных территориях Донбасса не проводилось с 2014 года, когда большинство проукраинских активистов были вынуждены выехать из Донецка и Луганска. Не допускается даже собрание националистов, которые выступают за интеграцию с Россией, если они критически высказываются в сторону сепаратистской власти. В июле 2019 в Донецке разогнали небольшие несанкционированные сборы российских националистов из-за слухов об угрозе взрыва. Участники митинга пожаловались на присутствие представителей спецслужб в штатском.

Об общественных организациях и профсоюзах

Деятельность независимых общественных организаций на подконтрольных сепаратистам территориях запрещена. Единственная местная независимая общественная организация, которая, по имеющейся информации, работала в этом регионе, волонтерская группа «Ответственные граждане», прекратила свою деятельность после того, как в 2016 году нескольких ее лидеров принудительно депортировали на украинскую территорию. В том же году из Донецка выгнали чешскую гуманитарную организацию People in Need, и в аккредитации было отказано другим иностранным общественным организациям, кроме Международного комитета Красного Креста, некоторых учреждений ООН и Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ).

У «ДНР» и «ЛНР» есть официальные федерации профсоюзов, обе из которых возглавляют члены сепаратистского парламента, подчиненные местному руководству. Целью санкционированных официальной властью профсоюзов является объединение работников для поддержки сепаратистских властей, а не защита их трудовых прав.

О судах

В «Л-ДНР» отсутствуют какие-либо признаки независимости судебной системы. Их суды регулярно приговаривают к длительным тюремным срокам якобы украинских агентов и других лиц, которых местные власти считают своими врагами. Работа судебной власти полностью непрозрачна, поскольку отсутствует информация о том, чтобы сторонние наблюдатели допускались на судебные заседания.

Сепаратистские органы власти и связанные с ними вооруженные группы не придерживаются основных гарантий надлежащего осуществления правосудия. Распространенной практикой остаются произвольные аресты и задержания, и, по имеющейся информации, следователи использовали угрозы и насилие для выбивания признаний. Поступали многочисленные сообщения о жестоком обращении и пытках в сепаратистских тюрьмах и следственных изоляторах. «МГБ» обеих группировок регулярно публикуют видеоролики, в которых задержанные признаются в шпионаже и других формах подрывной деятельности, проявляя при этом признаки физического насилия или сильного психологического давления.

О свободе передвижения

Людям приходится стоять в длинных очередях и проходить многочисленные проверки для того, чтобы пересечь несколько специальных КПВВ на Донбассе. Несмотря на то, что въехать на территорию России и выехать из нее не так сложно, чиновники-сепаратисты должны предупреждать своих руководителей, прежде чем выезжать с оккупированных территорий.

Считается, что с 2014 года минимум 1,5 миллиона человек были вынуждены покинуть свои дома. В июне 2019 года российские власти начали раздавать российские паспорта жителям оккупированных территорий. Это вызывает обеспокоенность, так как сепаратистские власти могут проявлять дискриминацию в отношении тех жителей, которые сохранили украинские паспорта.

Об экономике

На экономические возможности Донецка и Луганска влияют вооруженный конфликт, торговые ограничения со стороны украинского правительства, международные санкции, а также концентрация ресурсов в руках элит, связанных с Россией и сепаратистами. Значительное количество жителей зависит от гуманитарной помощи. О неравных условиях труда, в том числе низкой зарплате или долгах по зарплате, сообщали даже СМИ, подконтрольные «Л-ДНР».

Основные частные предприятия взяты под «внешнее управление», фактически«национализированы». Основным оператором внешнего управления является теневая холдинговая компания с российским руководством, зарегистрированная в ЮжнойОсетии (Грузия).

Об авторе: Олег


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2020 Переселенцы