Вторник, 19 ноября 2019   Подписка на обновления  RSS
Вторник, 19 ноября 2019   Подписка на обновления  RSS
Заплатит ли Россия компенсацию пострадавшим украинским переселенцам?
10:56, 03 июля 2019

Заплатит ли Россия компенсацию пострадавшим украинским переселенцам?


Пару дней назад в Украине случилось решение суда, обязывающее Россию выплатить семье переселенцев из Станицы Луганской… моральную компенсацию в 4,7 млн грн за вынужденный переезд во Львов из-за военной агрессии.

Это был уже второй иск. В первом семья из четырех человек пыталась доказать, что причиной их отъезда стала именно военная агрессия России. И это им удалось. Во втором иске семья потребовала компенсацию по 35 тыс. евро на каждого из-за того, что «нападение России на Украину вынудило из резко изменить свой привычный образ жизни» и в августе 2014 года переехать из Станицы Луганской во Львов, оставив там жилье. Размер своего морального ущерба семья оценила по аналогии с похожими исками в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Лычаковский районный суд Львова удовлетворил и этот иск.

«Основанием обращения в суд с иском являются многочисленные нарушения Россией основополагающих прав и свобод человека. В частности, нарушен быт и налаженная полноценная жизнь. Вооруженной агрессией России против Украины и оккупацией части территории Луганской области Украины нарушены их права на жизнь, уважение чести и достоинства, свободу и личную неприкосновенность, уважение частной и семейной жизни, свободу мысли, совести и религии», –говорится в решении суда.

И 35 тыс. евро морального ущерба

Подобное решение нельзя назвать чем-то из ряда вон выходящим. Более того, если отбросить некоторые индивидуальные особенности, подобные судебные решения в Украине становятся уже обыденностью.

Первый подобный случай произошел еще в августе 2016 года, когда Голосеевский районный суд Киева также сначала установил юридический факт, что Ирина Веригина стала вынужденной переселенкой в результате российской военной агрессии и оккупации части Луганской области, а затем присудил ей материальную и моральную компенсацию ущерба более 1,1 млн грн.

Примечательно, что в процессе рассмотрения дела, 30 мая 2016 года суд в качестве обеспечения иска наложил арест на так называемый «кредит Януковича» в $3 млрд.

А 20 июня 2017 года Старобельский районный суд Луганской области принял решение взыскать с России в пользу переселенки компенсацию морального ущерба в знакомые нам уже 35 тыс. евро. Интересно, что и он пошел уже проторенной дорогой и арестовал российский кредит, выданный Украине в 2013 году, в $3 млрд. Суд запретил правительству, Госказначейству и Нацбанку Украины проводить любые платежи по этому договору займа. Впрочем, они и не собирались…

Как заявил тогда глава Координационного совета Всеукраинского гражданского движения «Сила права» Андрей Сенченко, движение надеется, что весь этот кредит в $3 млрд, вместо того, чтобы вернуться в Россию, будет потрачен на компенсацию морального и материального ущерба, причиненного украинским гражданам, а также бизнесу и государству российской агрессией.

На тот момент, по словам Андрея Сенченко, с помощью «Силы права» судами первой инстанции были приняты 34 решения по удовлетворению исков внутренне перемещенных лиц (ВПЛ), 20 решений – по заявлениям семей погибших бойцов и 12 решений по заявлениям раненых об установлении юридического факта. Также были приняты 3 решения о возмещении ущерба по заявкам переселенцев и столько же – по заявкам семей погибших.

Впрочем, в «Силе права» тогда признались, что на тот момент «никто из потерпевших не получил компенсации за ущерб». Однако, правозащитники продолжают помогать подавать иски, будучи твердо уверенными в том, что, согласно решению украинских судов, рано или поздно ущерб всем пострадавшим будет компенсирован…

Как следствие похожие решения украинских судов первой инстанции продолжали появляться. Так в июле прошлого года уже Хмельницкий городской районный суд приговорил взыскать с России 20 тыс. евро в пользу Юлии Горбуновой и ее малолетнего сына, которые в качестве вынужденных переселенцев покинули Краснодон в Луганской области в марте 2015 года.

А 11 января уже нынешнего года Ровенский городской суд удовлетворил иск семьи переселенцев из Донецка Геннадия, Татьяны и Дмитрия Галицких к России по возмещению морального вреда, причиненного вооруженной агрессией против Украины.

Суд учел и характер, и объем причиненных истцам нравственных страданий, которые заключаются в нарушении отлаженного образа жизни и принуждении семьи прилагать усилия для достижения привычной жизни уже в Ровно, и назначил компенсацию за причиненный моральный вред на сумму 1,13 млн грн, т.е. все те же 35 тыс. евро на каждого члена семьи. Весь моральный ущерб должна выплатить Россия.

Ущерб должны возместить. Вот только кто?

Примечательно, что представили России этот суд проигнорировали, хотя их все время приглашали. Впрочем, со всеми остальными подобными судами они поступили точно также.

По мере того, как количество таких исков и количество решений украинских судов о взыскании материального и морального ущерба украинских переселенцев с России растет, логично возникает вопрос – каковы перспективы подобных исков и решений? Могут ли пострадавшие реально получить присужденную им украинскими судами компенсацию с России?

По сути, юридически вопрос звучит так: могут ли суды одной страны рассматривать обвинения своих граждан в адрес другой страны в пределах своего правового поля и своей юрисдикции? И однозначного ответа на этот вопрос нет. Мнения юристов (в том числе и украинских) по этому поводу расходятся.

Не вызывает споров и сомнений лишь то, что пострадавшие должны получить компенсацию за материальный и моральный ущерб, нанесенный им боевыми действиями. С этим никто не спорит. Ни в Украине, ни за рубежом.

Так, к примеру, в феврале нынешнего года Мониторинговая миссия ООН по правам человека в Украине в очередной раз констатировала, что «все повреждения имущества должны быть задокументированы, чтобы жертвы могли получить компенсацию или реституцию (альтернативное жилье)». В ООН даже призвали министерство обороны Украины помогать документировать повреждения и разрушения гражданского имущества, случившиеся в результате боевых действий.

С ними согласился и уполномоченный по правам человека Верховной Рады. Его представитель Андрей Мамалыга в марте нынешнего года сказал: «В Украине владельцы поврежденного из-за боевых действий жилья на Донбассе должны получить компенсацию».

В обоих случаях речь идет о компенсации за материальный ущерб, прежде всего, за разрушенное или поврежденное жилье. Однако, ущерб есть ущерб, а компенсация есть компенсация, чего бы это не касалось. Хотя, конечно, говоря о компенсации, прежде всего имеется в виду как раз пострадавшее жилье.

Как все это начиналось

Изначально иски о компенсации украинцы адресовали… Украине. Это происходило не от отсутствия патриотизма или от любви к России. Такую ситуацию создала… сама Украина. В Украине за первые четыре года конфликта так и не появилось никакой законодательной базы, позволяющей пострадавшим жителям Донбасса даже претендовать на получение компенсации за утраченное или поврежденное жилье.

Правительство регулярно разрабатывало проекты постановлений по этому поводу, которые затем само же и отклоняло, а Верховная Рада стала надежным «кладбищем» целой серии соответствующих законопроектов.

В то же время потеря или повреждение жилья из-за стихийного бедствия или террористического акта в Украине были законодательно урегулированы. Последним и начали пользоваться пострадавшие. Они подавали иски на основании ст.19 Закона «О борьбе с терроризмом», тем более, что само действо на Донбассе в Украине официально окрестили антитеррористической операцией (АТО).

Поначалу власти Украины такой поворот событий не волновал. Однако, после того, как количество исков, выигранных пострадавшими в судах первой инстанции, перевалило за трехзначное число, там оценили перспективы и изменили свое отношение.

В марте нынешнего года Донецкая и Луганская областные военно-гражданских администрациях сообщили, что за последние 5 лет в результате боевых действий разрушены или повреждены 12 921 дом различных форм собственности в Донецкой области и 7 433 объектов жилого фонда – в Луганской.

В ООН назвали цифры в 2,5 раза большие. «Более 50 тыс. домов были разрушены или повреждены во время боевых действий на востоке Украины за последние 5 лет. Жертвы не получают компенсацию. Нужно незамедлительно создать эффективный механизм компенсации и реституции», – заявил 4 месяца назад заместитель главы Мониторинговой миссии ООН по правам человека в Украине Бенжамин Моро.

Что же касается возмещения возможного морального ущерба от военных действий на Донбассе, то, как известно, количество официально зарегистрированных ВПЛ в Украине составляет около 1,5 млн человек. Формально, на соответствующую компенсацию может претендовать каждый из них.

По украинскому закону платит Россия

Что же касается экспертов, то, как уже было сказано, их мнения по поводу того, кто должен платить компенсации, разделились.

«Одни считают, что Украина не выполнила обязательства по защите людей. Каждый житель Донбасса платил налоги и государство в случае любой угрозы имуществу или жизни должно было отреагировать через СБУ, прокуратуру, армию, МВД. Государство эту функцию не выполнило. Поэтому часть общественников считает, что именно государство должно взять на себя ответственность по возмещению ущерба. Другая часть общественников считает, что именно Россия, как инициатор этих всех событий, должна взять на себя ответственность относительно компенсации», – заявил по этому поводу в начале прошлого года лидер общественного движения «Земляки» Геннадий Борисичев.

По его мнению, судиться с Россией должна Украина. Причем, уже после того, как компенсировала своим гражданам весь причиненный им ущерб.

Однако государство нашло возможность избежать этого. Дело в том, что суды присуждали пострадавшим на Донбассе компенсацию, т.к. и согласно закону о борьбе с терроризмом, и согласно ст. 1177 Гражданского кодекса Украины, если государство не может определить или разыскать и привлечь к материальной ответственности виновного в причиненном ущербе, тогда оно само должно обеспечить компенсацию этого ущерба. Если бы можно было найти виновного, никаких компенсаций самим можно было не платить.

В результате 18 января прошлого года Верховная Рада приняла закон «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях» известный также, как закон о реинтеграции Донбасса. В этом законе ответственность за моральный и материальный ущерб, причиненный в том числе и физическим лицам, возлагает на Россию, которую определяет государством-агрессором.

Таким образом, Украина определила виновного в ущербе и «перевела» на него все стрелки по поводу возможного возмещения ущерба. А также официально признала Россию агрессором. Однако…

Россия платить за ущерб также не склонна

«Довольно много говорится, что Россия, наконец-то, признана страной-агрессором на законодательном уровне. Но с 2015 года Верховная Рада уже принимала заявления, в которых прямо говорила, что Россия – государство-агрессор и виновна в военных действиях на Донбассе. Но квалификацию событиям в Донбассе могут дать только международные инстанции, такие как ООН и Международный суд в Гааге. То, что Украина сказала, что Россия – государство-агрессор, для международного уровня ничего не значит, и что эти территории оккупированы – тоже ничего не значит. Этот факт Украине еще придется доказать в международном суде», – немедленно прокомментировала принятие закона представитель Украинской Хельсинкской группы по правам человека Алина Павлюк.

И, действительно, подобные ситуации, как правило, рассматриваются международными судебными инстанциями. В нашем случае с ущербом физическим лицам, это конкретно ЕСПЧ. И решения украинских судов необходимы исключительно для того, чтобы дело рассматривал Европейский суд. И все бы ничего, но тут есть как минимум одно «но».

Как известно, Конституционный суд России еще в июле 2015 года, рассмотрев запрос депутатов Государственной думы об исполнении решений ЕСПЧ на российской территории пришел к выводу, что Россия может в некоторых случаях не выполнять решения этого суда, если их исполнение «может повлечь за собой нарушение основополагающих конституционных прав».

По сути, речь идет о том, что Россия имеет возможность выполнять решения ЕСПЧ выборочно. Те решения, которые ее устраивают, может исполнять, а те, которые не устраивают – может и не исполнять.

И судебные решения о возмещении ущерба украинским гражданам, причиненного агрессией России, Россия совершенно точно выполнять не будет. А это значит, что никакой компенсации пострадавшие переселенцы от нее не получат. Как минимум в ближайшем обозримом будущем.

Понимая это, еще в апреле прошлого года Парламентская ассамблея Совета Европы призвала Украину и Россию…  договориться о компенсации тем, кто был вынужден покинуть родные места из-за российской оккупации.

«Ассамблея приглашает власть Российской Федерации и Украины… создать комиссию по вопросам компенсации или возврата имущества и собственности внутренних переселенцев, в соответствии с судебной практикой Европейского суда по правам человека», — говорится в документе ПАСЕ. Но за минувший после этого год никаких подвижек на этом фронте не случилось.

А тем временем несколько дней назад еще и Соломенский районный суд Киева обязал Россию выплатить более 1 млн грн компенсации крымской журналистке Анне Андтриевской, вынуждено покинувшей оккупированный Крым. Получит ли она их? Едва ли…

Михаил Попов, РПД «Донецкие новости»

Об авторе: Олег


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2019 Переселенцы