Вторник, 19 ноября 2019   Подписка на обновления  RSS
Вторник, 19 ноября 2019   Подписка на обновления  RSS
За линию разграничения: Почему каждый пятый переселенец вернулся домой
10:03, 26 апреля 2019

За линию разграничения: Почему каждый пятый переселенец вернулся домой


В Украине продолжается исход переселенцев в места своего изначального проживания на неконтролируемой территории. Такой вывод легко напрашивается, если сравнить, как изменилось число внутренне перемещенных лиц (ВПЛ) в Украине за последние несколько лет.

В солидном минусе

Согласно последним данным Министерства социальной политики, в Украине по состоянию на 22 апреля 2019 года насчитывается 1 млн 376 тыс. 517 переселенцев из Донбасса и Крыма (доля переехавших с аннексированного полуострова составляет лишь 2%, остальные ВПЛ – из Донецкой и Луганской областей). А сколько их было, к примеру, три года назад?

Так, по статистике того же Минсоцполитики, 11 апреля 2016 года на учете находилось 1 млн 774 тыс. 976 переселенцев

Нехитрый подсчет показывает, что количество ВПЛ с июня 2016 года по настоящий момент уменьшилось на 398 459 чел. или на 22%. Куда подевались все эти люди? Подавляющее большинство из них вернулось обратно домой, на неконтролируемую Украиной территорию. Если верить очевидным цифрам, так поступил, как минимум, каждый пятый переселенец. И процесс продолжается…

Интересно, что похожий результат получила Международная организация миграции (МОМ), которая пару дней назад обнародовала свой очередной (12-й) отчет Национальной системы мониторинга ситуации с ВПЛ. Причем, исследование МОМ касается только переселенцев из Донбасса.

Согласно их данным, 19% опрошенных в конце прошлого года переселенцев вернулись на неконтролируемую Украиной территорию. Причем, сравнив эти цифры с информацией, собранной ранее, в МОМ также сделали простой вывод. «В декабре 2018 года количество переселенцев, вернувшихся домой, увеличилось на 5% в сравнении с аналогичным периодом 2017 года», – говорится в отчете Национальной системы.

Впрочем, на основании исследований МОМ можно сделать и более смелый вывод: в каждом сезоне минувшего 2018 года возвращались домой на 4-6% больше переселенцев, чем в 2017 году. Т.е. вывод, в общем-то тот же – движение граждан за линию разграничения не просто не спадает. Оно набирает обороты.

Это многоликое жилье

Причины, по которым ВПЛ возвращаются обратно, не являются тайной за семью печатями и достаточно хорошо известны. Переселенцы регулярно озвучивают их, говоря о самых больших проблемах, с которыми они сталкиваются, выехав на мирную территорию Украины. Вот и сейчас, если верить Национальной системе, тройка главных проблем ВПЛ не претерпела изменений и выглядит так:

  1. отсутствие собственного жилья (эту проблему назвали 37% опрошенных);
  2. нехватка денег (19% респондентов);
  3. проблемы с оплатой коммунальных услуг (11% опрошенных).

Впрочем, третье можно считать прямым следствием второго.

Итак, проблема №1 для подавляющего большинства ВПЛ – отсутствие собственного жилья на подконтрольной территории. Во всяком случае, согласно предыдущему отчету МОМ, опубликованному в декабре 2018 года, главной причиной возвращения в «Л-ДНР» 78% переселенцев назвали то, что за линией разграничения у них есть собственное жилье.

По данным МОМ, около 87% переселенцев заявили, что до переселения на подконтрольную территорию имели собственное жилье (некоторые иные источники называют цифру в 90%). У подавляющего большинства из них сохранились документы, подтверждающие их право собственности на эту недвижимость.

Только 8% ВПЛ заявили, что их жилье разрушено, и еще 18% – что оно повреждено. Примерно около 60% переселенцев совершенно точно знают, что их жилье цело и никем не захвачено. То есть в него можно вернуться в любой момент. Все это – с одной стороны.

Бес перспектив

С другой стороны, свое жилье в Украине к настоящему моменту (т.е. за 5 лет) смогли приобрести только около 12% переселенцев. В принципе, никто особенно не вникал в то, каким именно жильем умудрились обзавестись переселенцы. Это – четырехкомнатная квартира в центре Киева, комната в коммуналке на его окраине, скромный домик в какой-то отдаленной деревушке или что-то еще. Не станем это делать и мы. Обзавелись, и слава Богу.

Оставшиеся 85% ВПЛ проживают в жилье, которое им не принадлежит. Около 7% живет в коллективных центрах и общежитиях (весьма сомнительное удовольствие), еще примерно 14% находятся у родственников и в принимающих семьях (ситуация также сильно на любителя), но большинство – около 63% – попросту снимают квартиры, дома или комнаты. Не будет большим преувеличением сказать, что самая сокровенная их мечта – обзавестись собственным жильем. Каковы шансы на то, что та мечта сбудется?

На первый взгляд, ситуация с жильем для ВПЛ в Украине динамична и перспективна. В стране на этом поприще как бы действуют международные организации (к примеру Международный комитет Красного креста) и проявляют активность иностранные банки (к примеру, немецкий государственный банк развития KfW). В стране работают две государственные жилищные программы для ВПЛ – «Собственный дом» и «Доступное жилье». Их красиво дополняет программа государственных субвенций, а обрамляет все это около 20 региональных жилищных программ, в которые допущены переселенцы.

Однако результат всей той «красоты» не велик. «В Украине решением жилищных вопросов переселенцев занимаются три министерства. «Их «успехи» в 2018 году таковы. МинВОТ – 72 квартиры по программе государственных субвенций. Минрегион – около 200 квартир по программе «Доступное жилье», и Минсоц – около 700 переселенцев должны получить жилье по проекту реконструкции 16 объектов в 3-х областях при поддержке немецкого банка KfW. Но в жилье нуждаются более 1 млн переселенцев», – сообщил в ноябре прошлого года глава Всеукраинской ассоциации переселенцев Руслан Калинин.

«Результаты, которые мы имеем, в масштабе существующей проблемы – просто песчинка», – согласился с ним глава Государственного фонда содействия молодежному жилищному строительству Сергей Комнатный.

Правда, 13 октября 2018 года наконец-то вступили в силу изменения в Закон «О жилищном фонде социального назначения», принятые Верховной Радой 18 сентября. Они позволяют ВПЛ становиться на социальный квартирный учет, чтобы получить в пользование социальное жилье. На общих основаниях.

Оценивая собственные жилищные перспективы, в свете всего вышеизложенного, большинство переселенцев приходят к очевидному выводу – обзавестись собственным жильем как минимум в обозримой перспективе, а как максимум вообще – им не судьба…

Доходы, которых нет

Накопить на покупку жилья им также гарантированно не удастся. На их доходы им бы просто выжить. Так проблема переселенцев №1 плавно перетекает в проблему №2. Нехватка денег.

На исходе 2018 года, по данным Национальной системы мониторинга, зарплата была главным источником дохода для 60% ВПЛ. На что ее хватает? Более 51% ВПЛ из Донбасса сообщили, что им «средств хватает только на питание» или даже они «вынуждены экономить даже на питании». И это те переселенцы, у которых есть зарплата.

Как известно, в конце 2018 года уровень занятости переселенцев из Донбасса составлял 42%. Еще 2%, так сказать, занимали себя сами (в смысле были предпринимателями). Кстати, такой уровень занятости среди ВПЛ держался весь минувший год. Уровень занятости по Украине в целом – 58%.

Также примечательно, что больше половины переселенцев вторым по значимости источником своих доходов назвали… государственную поддержку ВПЛ. «Такое количество говорит о том, что ВПЛ в значительной степени продолжают нуждаться в государственной поддержке», – сделали логичный вывод в отчете.

Третьим по значимости доходом для переселенцев оказались пенсии, а четвертым – социальная помощь. Их в качестве источников доходов отметили 34% и 25% переселенцев соответственно. Но и здесь не без «ложки дегтя». С начала конфликта на Донбассе 12% домохозяйств переселенцев, по данным Национальной системы мониторинга, подверглись приостановке социальных выплат по тем или иным причинам.

Кстати, среднемесячный доход у переселенцев в Киеве – 4 150 грн на одного переселенца. Нельзя не признать, что на эти деньги не сильно пошикуешь. Однако это самый высокий среднемесячный доход в сравнении с другими регионами. Уровень среднемесячного дохода в крупных городах – 2 965 грн, в малых городах – 2 089 грн, в сельской местности – 1 610 грн. Как говорится, без комментариев. Кстати, фактический прожиточный минимумом, по расчетам Министерства труда и социальной политики, составляет 3 252 грн.

Главное – жить дома

Как говорит теория и подтверждает практика, в такой довольно странной (как ни посмотри) ситуации серьезные проблемы с трудоустройством и низкий уровень оплаты труда в «ДНР» и «ЛНР» не способны нивелировать наличие у большинства переселенцев собственного жилья в «республиках». Тем более, что активные (тем более полноценные) военные действия на Донбассе давно уже не ведутся и вероятность их начала относительно мала.

А две эти причины – фактическое отсутствие войны и наличие собственного жилья – назвало ключевыми большинство переселенцев, вернувшихся домой.

Согласно мониторинговому отчету Благотворительного фонда «Право на защиту» («Право на захист») за ноябрь 2018 года, наиболее распространенными причинами возвращения переселенцев на неконтролируемую территорию тогда являлись:

  • стабилизация ситуации – 81%;
  • желание жить дома – 79%;
  • невозможность оставить жилье без присмотра из-за страха потерять имущество – 50%;
  • высокая арендная плата в Украине – 19%.

Какой из всего этого можно сделать вывод? При отсутствии военных действий, свое жилье на неконтролируемой территории побеждает более высокие доходы на контролируемой. Тем более, что доходы не такие уж высокие, да и есть они не у всех. Все остальные факторы – малосущественны и ими можно пренебречь…

Об авторе: Олег


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2019 Переселенцы