Вторник, 12 ноября 2019   Подписка на обновления  RSS
Вторник, 12 ноября 2019   Подписка на обновления  RSS
Прилетело 6 снарядов: Потеряв все, переселенцы из Широкино начали бизнес с итальянским акцентом
9:56, 31 мая 2019

Прилетело 6 снарядов: Потеряв все, переселенцы из Широкино начали бизнес с итальянским акцентом


Чтобы рассказать историю жизни 48-летней Натальи Логозинской, и трех статей не хватит. Для этого надо выделить в книге целую главу, где будет и боль, и переживание, и отчаяние, а также надежда, идущая рядом с оптимизмом. 12 февраля 2015 года во двор семьи Логозинских в Широкино прилетело 6 снарядов. Все то, что нажито и заработано многими годами, было уничтожено буквально за считанные минуты. В это время Наталья с мужем Александром спасались в подвале. А потом наступило затишье: супруги сели в машину, которая чудом осталась целой, и уехали в Мариуполь. В этом городе Логозинские организовали семейный бизнес по изготовлению панини – фирменного итальянского сэндвича.

В поселок Широкино, расположенный на берегу Азовского моря, Наталья приехала в 1996 году из Львовской области. Любовь позвала – тут родина ее супруга. «Жили в доме родителей мужа. Был большой огород, шикарный фруктовый сад. Во дворе был гараж, объединенный с мастерской – там муж ремонтировал автомобили и лодочные двигатели. Я же занималась продуктовым магазином. Мальчики ходили в школу: старший учился в поселке, а младшего ежедневно возили на занятия в Мариуполь», – Наталья вкратце рассказала о жизни до войны.

1 сентября 2014 года семейство Лозинских в красивых нарядах и хорошем настроении собирается в Мариуполь на празднование Дня знаний. Перед тем как сесть в машину, Наталья просит супруга сфотографировать ее с сыном возле ворот. Это был последний снимок на фоне дома. Через три дня, 4 сентября, после массивного обстрела родители в срочном порядке вывезли младшего сына и оставили на некоторое время у мариупольских друзей.

«Старший сын Назарий в это время учился в Донецком национальном университете и параллельно занимался переводом в один из тернопольских вузов. Документы забрать не успели, они до сих пор находятся в университете. Нам сказали, что посторонним не отдадут, а только лично в руки сыну. Понятное дело, что в Донецк Назарий не собирается, пока не там не будет Украины. Несмотря на отсутствие документов, в Тернополе сына приняли хорошо. Очень помогла Наталья Стецюк, редактор местного телеканала. Мы с ней случайно познакомились в коридоре вуза. Она когда узнала, что мы из Широкино, предложила свою помощь и дала визитку. Ею удалось воспользоваться, когда у сына были проблемы с проживанием в общежитии. Мы до сих пор держим связь – периодически созваниваемся», – отметила Наталья.

А в это время Наталья и муж оставались в Широкино и лишь на выходные приезжали в Мариуполь к младшему сыну. «У нас добротный дом. Незадолго до войны сделали наружный ремонт, утеплили. А еще ранее продали квартиру в Полтавской области, которая осталась от моего отца. Позже мы, конечно, об этом пожалели. Не продав тогда квартиру, была бы крыша над головой сегодня. Но мы же не могли знать наперед, что все так произойдет. А еще большое хозяйство – индюки, фруктовый сад, огород 20 соток. Чтобы все бросить и уехать – таких мыслей даже не было. Мы думали, что еще немного и все закончится», – вспоминает она.

В таком режиме семья прожила до 12 февраля 2015 года. «Это был четверг. Мы были дома, когда стали летать и рваться снаряды. Быстро спустились в подвал, он у нас не в доме был, а под мастерской. Наверное, это и спасло нам жизни. Сидя под землей, мы понимали, что досталась нашему дому. Потому как в подвал стала проступать удушливая пыль. Дышать было с каждым вздохом все труднее и труднее. Чтобы смочить горло, Саша руками открывал банки с компотом. Мы пили и не могли напиться. А когда наступила тишина, выбрались на поверхность. Наш дом был полностью разрушен. Наблюдатели от ОБСЕ позже зафиксируют 6 попаданий снарядов», – продолжает Наталья с болью в голосе.

В момент затишья, а длилось оно по заверениям собеседницы не более трех минут, супруги сели в машину, которая по счастливой случайности не пострадала, и уехали в сторону Мариуполя. «У нас даже не было времени взять какие-то вещи, тем более, они все остались под завалами. Наша машина стояла во дворе, и лишь осколками побило бампер. Ее обсыпало землей. А в автомастерской на ремонте стоял чужой микроавтобус. Он там так и остался под завалами. Подъехав к подъезду друзей, муж еще где-то полчаса сидел в машине, крепко вцепившись руками в руль», – говорит женщина.

Пару недель пожили у друзей на 23-м микрорайоне Мариуполя, а потом забрали сына и переехали в дом в микрорайон Восточный. «Это родительский дом других друзей. Никакой аренды с нас не брали, только надо было оплачивать коммунальные услуги. Дом старенький, долгое время пустовал, так что коммунальные были слишком высокие. К слову, я одна из немногих в Мариуполе смогла в 2016 году оформить субсидию на съемное жилье. Денежный запас таял на глазах. Благо, что небезразличные люди помогали Центр поддержки семьи и Красный Крест продуктами, бытовой химией», – перечислила она.

Узурпатор на капустном поле

Но Наталья и ее супруг понимали, что они – здоровые, «с руками и ногами», и у них дети в таком возрасте, что нуждаются в помощи и поддержке родителей (старшему на тот момент было 23 года, а младшему – 14 лет). «Старались в Мариуполе найти работу, но на тот момент с этим было тяжело. Узнали от знакомых, побывавших в Австрии, что там можно хорошо заработать. Загорелись этой идеей. Заняли у друзей 1700 евро – на дорогу, одежду, обувь, посуду, постельное белье. Брали все, что могло пригодиться в чужой стране в ближайшие полгода. Купили даже робу и резиновые сапоги, ведь работать нужно было в поле, собирать урожай капусты. Ехали туда в село в районе Вельса с огромными сумками», – сказала она.

Сын остался под присмотром младшей сестры мужа Натальи. У нее своих было двое маленьких детей. Из съемной однушки в общежитии она с супругом и детьми переехали в дом на Восточном.

Логозинские сделали большие ставки на работу в Австрии: надо было рассчитаться с долгами и еще заработать. Но ничего из задуманного не получилось. Мужчина буквально через месяц вернулся в Мариуполь. Работодатель придумал смешную причину увольнения, а на деле оказалось, что из отпуска вернулись прежние работники. И мужчина был лишь подстраховкой, на случай если те не приедут обратно. А Наталья осталась «отбывать срок».

«Были мысли уехать с мужем, но страх того, что мы одолжили много денег и их надо отдавать, заставил остаться. Отношение хозяина к нам было скотским. Вставали в начале пятого, и через час уже были в поле. Жили в доме барачного типа, где стояли двухэтажные кровати. Есть готовили только, когда возвращались с полевых работ. Это когда после десяти вечера, а бывало и после одиннадцати. А рано утром опять вставать и в поле. Одни ездят гулять по Австрии, другие восстанавливаться на термальных курортах, а я там свое здоровье погубила. Меня эта поездка поломала больше, чем война. Но это нам не повезло, потому что водители, которые возят из Украины в Австрию заробитчан, говорят, что первый раз услышат историю о хозяине-узурпаторе», – поделилась Наталья.

8 месяцев работы в убыток

В Мариуполе супругов накрыла депрессия. Было состояние «а мне все равно». Но недолго они пребывали под гнетом депрессии.

«Как говорит мой муж – нас поломало, но не сломало. Я еще и до войны писала стихи, прозу. Если раньше они были позитивные, то после потери всего тематика, понятное дело, изменилась. На бумагу, а она все стерпит, я изливала всю свою боль, отчаяние. Однажды разместила на свой странице в Facebook стих. Люди комментировали, ставили «лайк», делали перепосты. Это небезразличие понемногу возвращало меня к жизни, мне казалось, что мои слова могут помочь не только мне пережить боль, но и другим людям тоже. А когда увидела в ленте информацию о том, что Международная организация по миграции проводит грантовый конкурс, решила поучаствовать. Пригласили на тренинги. У меня была идея выпустить книгу с историями людей, которые пережили самые сложные времена под обстрелами и бомбежками. Мою идею отклонили, мол, грант на такие дела организация не дает. А вот на реализацию бизнеса, который даст возможность зарабатывать – пожалуйста», – отметила Логозинская.

И тогда Наталья решила открыть точку по продаже итальянских панини. Идея сосредоточиться именно на этом фаст-фуде родилась после поездки в Тернополь. Будучи там, Наталья неоднократно ела панини. «Вкусно, сытно и не дорого. Поэтому мне так понравились эти сэндвичи. Решила, что надо делать их в Мариуполе. Такого в городе еще не было, никто не знал, что такое панини и это сыграло в мою пользу. Комиссия одобрила бизнес-план. На грант в размере 650 евро, на тот момент это было 18,2 тыс. грн, приобрела три электрогриля и большой чайник-бойлер. Нужно было еще холодильное оборудование. Мне ничего не оставалось, как обратиться к военным. Написала заявление, нашла машину, и военные там все разгребли, сняли на видео. Они привезли морозильную камеру и захватили холодильник, хотя он был пробит пулями и осколками снарядов, но мотор уцелел. У мужа «золотые руки», он холодильник отремонтировал, до сих пор работает. Купили товар и стали работать», – говорит Наталья.

Первая точка была открыта в сквере «Надежда», что в микрорайоне Восточный. Долгих 8 месяцев бизнес был в минусе. Но Наталья не теряла веры, что еще немного и все ее старания дадут результат.

«Я старалась держаться стойким оловянным солдатиком. Что мы только не делали: угощали людей на улице, устраивали конкурсы и розыгрыши. Люди попросту не знали, что такое панини, мы никак не могли донести мариупольцам, что это вкусно. Примечательно, что сначала мы стали известны не как предприниматели, а как активисты защищающие интересы сквера «Надежда». У этого сквера такая нелегкая судьба – в январе 2015 года он был обстрелян. Когда мы арендовали киоск возле сквера и стали работать, меня удивило, что территорию никто не убирает. Видеть мусор перед своим киоском я не хотела, поэтому в свободное время вместе с мужем убирали тут. Мы и по сегодняшний день здесь наводим порядок. Люди сначала крутили пальцем у виска или вовсе не реагировали. А со временем к нам стали присоединяться те, кому так же, как и нам, не безразлична судьба сквера. Удивительно, но сначала это были переселенцы, а потом уже и местные примкнули», – рассказала предпринимательница.

Бистро с гигантским панини и без алкоголя

Выпекать вкусные панини Наталью научил тернопольский предприниматель, у которого сеть фаст-фудов в западных областях. Удивительно, но с ним переселенка познакомилась  благодаря все той же журналистке. «Мир не без добрых людей – этот предприниматель бесплатно нас научил выпекать булочки, рассказал о начинках и о нюансах в этом бизнесе. Он даже прислал нам продукты, чтобы мы могли на защите бизнес-плана не только рассказать, что такое панини, но и показать», – с восторгом вспоминает собеседница.

«Знаете, почему люди, в конце концов, полюбили эти итальянские сэндвичи? Все дело в хлебе. Мы используем разные виды чиабаты – есть бездрожжевая, на основе оливкового масла или солода. Есть еще чиабата гречаная, пшеничная, молочная с кунжутом, злаковая. Начинали с трех видов, сейчас же – около полтора десятков. И есть даже панини весом 1100 грамм и в диаметре 26 см. Это как пицца, только закрытый бутерброд. Его очень полюбили мариупольцы. Такой панини хватит, чтобы накормить 8 человек, а стоит всего лишь 120 грн», – продолжает она.

Через год с момента открытия точки, из Тернополя в Мариуполь вернулся старший сын. Парень решил, что будет логично развивать семейный бизнес. На выигранный грант от Датского совета по делам беженцев открыл свою точку по продаже панини в районе Приазовского государственного университета. Когда дело пошло и стало приносить прибыль, Наталья рискнула и опять получила помощь от МОМ – теперь уже на расширение бизнеса. Семейство Логозинских купило передвижной трейлер, в котором была открыта новая точка.

«Сын самостоятельно занимается своим делом, а у меня с мужем две точки. Есть 5 наемных сотрудников, четверо их них – переселенцы. А совсем недавно, в декабре прошлого года, открыли еще и бистро L’аmоre с посадочными местами. Помимо панини готовим первые и вторые блюда. А также организовываем фуршеты, проводим детские праздники и дни рождения, мастер-классы по изготовлению панини, корн-догов и гонконгских вафель. Мы не продаем алкоголь. Нам многие говорили, что мы долго в таком формате не протянем. Но мы категорически против продажи водки и пива», – акцентировала она.

Наталья не из тех людей, кто опускает руки, если судьба испытывает на прочность слишком жестокими методами. Женщина иногда вспоминает прошлое, но все же живет настоящим и с оптимизмом смотрит в будущее. В прошлом году переселенка поступила в Донецкий университет управления, в вуз-переселенец, на заочное отделение, чтобы набраться знаний в экономике, которые предпринимательнице точно пригодятся. «Если бы не наша вера и уверенность в своих силах, ничего бы у нас не получилось. Желаю всем переселенцам не опускать руки, не терять веры и действовать», – заключила Наталья Логозинская.

Анна Курцановская, РПД «Донецкие новости»

Об авторе: Олег


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2019 Переселенцы