Среда, 13 ноября 2019   Подписка на обновления  RSS
Среда, 13 ноября 2019   Подписка на обновления  RSS
Переселенцы из санатория под Житомиром: «Стираем в речке, готовим на костре, туалет в кустах»
13:00, 21 августа 2019

Переселенцы из санатория под Житомиром: «Стираем в речке, готовим на костре, туалет в кустах»


Увы, для нашей страны эта история — не единичный случай.

После отключения электричества еще весной люди остались не только без света, но и без воды, канализации и тепла в преддверии зимнего сезона. Готовить не на чем. Первый этаж затоплен фекалиями. Такие условия, уверены переселенцы, им специально создают, чтобы выселить из санатория. Но выезжать людям некуда — и они надеются все же как-то дожить здесь до наступления мира, который, верят, не за горами. 

Остались старики, инвалиды и многодетные

Город Коростышев находится в 30 километрах от Житомира, рядом река Тетерев. На ее берегу — одноименный санаторий. В это двухэтажное здание в 2014 году заселили около полутысячи жителей из Луганска и Донецка, бежавших от войны. Часть из них, старики, инвалиды и многодетные семьи, живут здесь до сих пор. Всего около сотни человек. В последние четыре месяца их будни, и так уже давно не напоминающие нормальную жизнь дома, превратились в кошмар. Отключили свет — а с ним пропали и вода, а недавно, в июле, и канализация. Переселенцы вынуждены дышать отравленным нечистотами воздухом. Готовят на улице на газовых туристических баллонах или на костре. В санатории расплодились мыши, крысы, слизняки.

— Черпаешь, черпаешь — а оно бежит и бежит, — говорит «КП» в Украине» о забитой канализации 58-летняя Галина Кравченко из Луганской области. — Сначала мой муж, лежачий инвалид, отравился испарениями, а затем и я. Сейчас в больнице. 

15 августа выписывают — и я не знаю, куда идти. В санатории мы не выживем. 

У мужа Галины недержание кишечника и мочевого пузыря. За водой, чтобы помыть его и постирать вещи, приходится ходить за пару километров. Стирают возле речки. В туалет — в кусты и в лес.

Раньше, говорят, жили более-менее нормально. Справлялись — были и вода, и свет. Зимой грелись обогревателями. Большинство отсюда давно выехали — устроились на работу, сняли квартиры. Остались лишь старики, инвалиды и многодетные семьи. Им денег на аренду квартиры не хватит, а устроиться на работу не могут.

— Я пять лет ищу работу и не могу найти. Всю жизнь проработала на железной дороге, но здесь меня не взяли — потребовали документ о переводе из Луганска, на железной дороге только так можно поменять место работы, — говорит Галина Васильевна. — Работники «Укрзалізниці» получают льготы — бесплатное лечение, жилье. В Луганске оно мне без надобности — свое все имелось, я не болела. А теперь все по-другому. Как я документ возьму в Луганске? Вернуться туда не могу — патриотам въезд закрыт. Просила власти войти в мою ситуацию… Обещали, что через полгода устроят на кирпичный завод, который должен открыться. Не устроили. Центр занятости за все время ни копейки не дал. 

«Пока не погасят долг, света не будет»

Зимой в санатории умер 80-летний художник из Луганска Виктор Журавлев. Переселенцы уверены — от холода. В санатории говорят: мужчина грелся спиртным, вот и догрелся.

Арзу Гаджиев — инвалид второй группы, диабет. В Донецке работал заместителем гендиректора фирмы, имел две квартиры — свою и жены. Оттуда их выселили, мужчина попал «на подвал». От нервов у жены подскочило давление, отчего она потеряла зрение и стала инвалидом. Только недавно сделали операцию — вернули зрение на 50%. У сына — психические отклонения, у тещи — ампутирована рука, еще до войны. 

— Живем как бомжи. У нас в семье четыре инвалида. Мамочка-соседка, пятеро детей, старшему из которых всего семь, должны в фекалиях по щиколотку жить. Мужчина над нами, 54 года, зимой от воспаления легких умер — отопления не было, — говорит «КП» в Украине» Арзу Гаджиев. — Зато в соседних корпусах все есть — и свет, и вода, вон студенты приехали отдыхать — 60 человек. Спасибо добрым людям из местных, что хоть пускают помыться-постираться. Если бы не они, мы б вообще погибли. В Донецке я замгендиректора был, а сейчас — бомж. 

Переселенцы говорят: вернули б свет, жаловаться бы стало не на что. В санатории отмечают: его не отключили бы, заплати переселенцы за него в апреле из денег, которые им перевела администрация.

— Они получили около 160 тысяч гривен — монетизация на субсидию, долг — 90 тысяч гривен за свет, но они ни копейки не заплатили, — говорят «КП» в Украине» в санатории. — Так что пусть не надеются, что им вернут свет. Да и вообще — осенью корпус закрываем на ремонт, пусть съезжают. Зимой отопления у них не будет в любом случае, и мы всех об этом предупредили. 

Жить в селе на четыре дома не хотят

Переселенцы на претензии реагируют с прохладцей — не заплатили и не заплатили. У каждого свои проблемы, они — пострадавшая категория. Но среди них много тех, кто платил за коммуналку, за жилье в санатории по 800 гривен, не оформлял субсидию и денег не получал, — они тоже сидят без света. Например, Галина Кравченко не оформляла субсидию. Арзу Гаджиев всегда платил за коммуналку и жилье — есть все квитанции и даже расписка от сотрудников санатория, что он им ничего не должен. 

В санатории говорят: раньше переселенцам охотно помогали — и одежду несли, и бытовую химию, и еду. Но уже пятый год идет — помогать уже нечем. Государственное финансирование давным-давно прекратилось, администрация еще годик от начала АТО оплачивала счета переселенцев, потом также программу свернули.  

— Им предлагали жилье в области, 1500 мест по Украине, где их ждут на работу и дают жилье, многодетным в селах обещали помогать всей общиной. Но переселенцам, видимо, удобнее сидеть в фекалиях без света и на жизнь жаловаться, — говорят сотрудники санатория. 

Переселенцы отмечают: предлагали жилье в таких местах, где не каждый выживет.

— Село на четыре дома, кто там будет помогать? Школа — в соседнем селе, до больницы — 15 километров, как инвалиду добраться? — говорят переселенцы. — Музыкальной школы нет. А музыка нам нужна, иначе ребенок от таких реалий вообще с ума сойдет! 

ОФИЦИАЛЬНО

Юрий Прокопец, директор департамента труда, социальной и семейной политики Житомирской ОГА:

— Главное требование людей — включить свет. Без него не работают насосы, не подкачивается вода, нет водоотвода. Но жильцы обязаны заплатить за те услуги, которые получили. И мы им давали на это финансовый ресурс, но из 170 тысяч гривен, которые выделили как раз на оплату коммунальных услуг, они заплатили только 23 тысячи. Положение непростое. На днях мы с новым главой администрации были там, говорили с переселенцами, предложили варианты выхода из ситуации. Но подождем несколько дней, пока глава примет решение. 

Насчет отопления зимой.  Это не жилой дом, а домики санаторного типа, которые можно использовать для проживания временно. Переезжать в предложенные дома в области они не хотят по разным причинам. Называют и такие: «Как я перееду в село, если я всю жизнь жила в городе в квартире?»  

Люди получают материальную помощь каждый месяц порядка 77,5 тысячи гривен. Из них восемь человек с инвалидностью — девять тысяч гривен. Четыре малообеспеченные семьи — 9 тысяч 130 гривен, двое по уходу за психбольными — 

3 800. 11 человек имеют пенсию — это 27,5 тысячи. Четыре женщины получают помощь как матери-одиночки — 7,4 тысячи. Еще десятерым женщинам каждый месяц выплачивают пособие при рождении ребенка — 9,2 тысячи гривен. У трех есть дети под опекой, они также получают помощь. Ни по одному виду госпомощи задолженности нет.

Об авторе: Олег


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2019 Переселенцы