Суббота, 14 декабря 2019   Подписка на обновления  RSS
Суббота, 14 декабря 2019   Подписка на обновления  RSS
Как живут переселенцы в Одессе
10:56, 13 ноября 2019

Как живут переселенцы в Одессе


«СКВОТ»

«Сквот» это интернат, в который вселились переселенцы. Слово «сквот» означает брошенный дом, в который вселились люди, которым негде жить. Помните «Простоквашино»? Дядя Федор, Шарик и Матроскин жили в настоящем «сковоте». Печкин им туда даже почту отказывался носить. А слово это английское. Смачное и колкое. Так обозначались здания где обустраивалась молодежь, которой не было чем платить за коммунальные услуги. Панки, хиппи, художники, музыканты там жили и в ус не дули. Безработица была тогда в Англии. Шахтеры бастовали.

Оттуда и пошло название «сквот». Когда в Одессе «переселенцы» вселились в два здания на улице Успенская и в Фонтанке, они вызвали у власти полуобморочное состояние. Здания готовились под застройку, а тут такое!

— Как посмели? Это что же такое?

С той поры и начались репрессии.

В «сквот», который ранее был домом интернатом для трудновоспитуемых, два входа.

Один официальный с воротами и будкой с охранником.

Если вы придете туда и спросите: тут ли живут переселенцы, то скорее всего охранница старуха, сварливо скажет: Никого тут нету! И уйдет бурча, что-то про «дармоедов» в свою будку. Ворота так и не откроет. Приезжал «Красный Крест» с подарками для переселенцев так их послали на три буквы. Те помыкались и уехали.

Правда координатор переселенцев Елена Кулагина говорит, что им удалось отвоевать ворота! Через пять лет, после того как поселились! Теперь можно беспрепятственно завозить мебель, уголь.

Тариф на электроэнергию инвалидам влупили промышленный. Получается в три раза дороже чем обычным гражданам. Они выкарабкиваются и тут. Хотя как они это делают , ума не приложу. Почему такой тариф? А потому что не надо было занимать помещение! Злобно отвечают чиновники.

Это место удивительное. Ожидали увидеть человеческую нищету, страдания, боль , а ушли пораженные человеческим оптимизмом , душевной щедростью и светом и теплотой этих людей.

Анна Домбровская уже второй год занимающая почетное место среди 35 лучших фотографов мира фотографирует портреты переселенцев. Людей которых коснулась война, горе, бездушие , но они выжили. Для фотосессии Анна поехала в Фонтанку и первым делом сфотографировала «напоминалку»: «Посторонним вход запрещен» на дырке в заборе.

Охрана очень раздражается, когда к переселенцам приходят гости.

Анна задета таким отношением к людям. Но старается не показывать свой гнев и почти физическое отвращение к «держимордам» . Она делает фотографии. Свидетельства беды и силы людской.

Мы отсюда уже никуда не уедем

Фотохудожница Анна Домбровская просит у дежурного по «сквоту» переселенца Сергея разрешения сфотографировать его за работой, растопкой обогревательного котла. Тот охотно соглашается. С видимым удовольствием, он отточенными движениями отсоединяет какой-то шланг, набирает в охапку дров, закладывает их в топку. Даже не верится , что он …незрячий. Да. Он видит лишь пятна. И то на ярком свету. Но работа выходит ловко и непринужденно.

В первой квартире ( бывшей комнатке для воспитанников интерната) красота! Ковры, мебель, хозяйка за ноутбуком , но если присмотреться то видно как эту страшную комнату казенной тюрьмы для подростков, пытались замаскировать под приличную квартиру. Всю мебель взяли по объявлениям «Отдам даром».

Хозяйка с гордостью показывает Анне целый стеллаж с закрутками. – Вот из собственных теплиц!

Елена Кулагина  координатор по переселенцам бойкая, быстрая, веселая, но если надо может наехать – мало не покажется , (многие чиновники на себе испытали) ведет в теплицы — гордость переселенцев. Теплицы ее детище. Именно они круглый год обеспечивают огурцами, помидорами , перцами . Отнекивающейся Ане всучивают бутыль помидоров.

В одной из комнат двое трехлетних двойняшек с мамой Марианной. Маленький улыбчивый Дима и Рита. Оба непоседы. Хотя Димка только что переболел. У него было воспаление легких. Сейчас в квартире натоплено. Греет воздух обогреватель. В «сквоте» раньше часто болели. Отопления не было. Света тоже.

Марианна: (указывая на двойняшек) У них вся жизнь в статусе переселенцев. Дети войны.

— Скажите из всех трудностей с которыми вы столкнулись какие самые острые? Самые злободневные?

Марианна: Отопление и электроэнергия. Очень дорого. Сейчас у Димы воспаление легких так включила обогреватель, но он столько мотает….Все по завышенным расценкам. Как будто мы тут станки производим.

— Сколько будете платить когда начнутся холода?

Марианна: Тысячи три наверное.

— Мечтаете вернутся в Луганскую область?

— Уже нет. Дети родились и не видели того дома. Мы отсюда уже никуда не поедем.

Место, где свет

Предвижу появление следующих комментариев:

«Эти халявщики, приперлись из своих деревень и подавай им квартиры В ОДЕССЕ!!! А ху-ху не хо-хо??

«Обнаглели настолько, что считают, все им должны, только за то, что они не остались в своей деревне, а они никому ничего не должны!»

«Почему их до сих пор не посадили?»

«А если все начнут себе квартиры забирать?»

Хочется на это сказать: Представьте себе: 2 мая в Одессе не побеждают патриоты. Над облисполкомом взвивается российский триколор. Появляются из изгнания Марков и Кауров в сопровождении «зеленых человечков». Объявляется о создании Одесской Народной Республики. Мы были в шаге от этого! Поэтому подобный поворот событий не трудно вообразить.

Все кто выходил на «вышиванковый фестиваль», стоял на одесском Майдане возле Дюка , журналисты выступавшие против «русского мира», все они оказываются под не иллюзорной угрозой. Дворники радостно указывают «новой власти» где живут «укропы».

В это же время на окраинах города завязываются боевые действия. Разрушены десятки домов. Гибнут люди.

Толпы переселенцев.

И вы среди них. То ли вы вывесили у себя на балконе флаг Украины, то ли ваш сын служит в ВСУ, то ли вы просто поругались с дворником пьянствующим в подвале и он донес на вас казачьему ополчению, а может в кафе заступились за свою девушку к которой приставал ОНРовец , но факт остается фактом вы переселенец. Вы приезжаете перепуганный , контуженный , без документов и кошелька во Львов с заплаканной женой и простуженными детьми а вам и говорят: Ты тут не нужен! Приехал на чужие хлеба! И указывают на дверь. Возвращайся обратно! В ад!

А ведь многие переселенцы вынуждены были уехать в зону АТО. И о них не слуху, не духу. Оставшиеся решили жить. Они не озлобились. Хотя им очень тяжело. Когда приходишь к ним в «сквот» видишь людей оптимистов сражающихся за свое право и становится светло на душе. Наверное, поэтому Анна и назвала фотосессию «Место где свет»

Об авторе: Олег


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2019 Переселенцы