Среда, 18 сентября 2019   Подписка на обновления  RSS
Среда, 18 сентября 2019   Подписка на обновления  RSS
Гюндуз Мамедов: «Мы фиксируем репрессии в отношении крымчан»
9:24, 08 июня 2019

Гюндуз Мамедов: «Мы фиксируем репрессии в отношении крымчан»


После аннексии Крыма Россией Генеральная прокуратура Украины приняла решение о передислокации прокуратуры Автономной Республики Крым на материковую часть страны. С августа 2016 года ведомство работает в Киеве и за это время открыло 1506 уголовных производств.

Чем занимается прокуратура АРК сегодня? Как именно прокуроры работают с аннексированным полуостровом? И с какими вопросами крымчане обращаются за помощью? В эфире дневного ток-шоу Радио Крым.Реалииведущая Катерина Некречая ищет ответы на эти вопросы с прокурором Автономной Республики Крым Гюндузом Мамедовым.

– Как вы контактируете с крымчанами в своей работе?

– Для нас важна коммуникация с крымчанами, и не только с ними, но и с перемещенными лицами. Сегодня насчитывается около 40 тысяч зарегистрированных переселенцев из Крыма на материковой части Украины. Мы в соответствии с законом об обращениях граждан на регулярной основе начали принимать граждан. Мы определили компактно расселенных крымчан в тех или иных областях – это Одесская, Херсонская, Днепровская, Львовская, Запорожская, Киевская области и Киев.

– Как часто проходят такие встречи?

– С участием руководства прокуратуры в течение полугода – несколько раз. Кроме того, мы наладили с нашими коллегами в других региональных прокуратурах «скайп-сообщение». То есть жители тех или иных регионов, переселенцы, могут приходить в прокуратуру своей области, обращаться к нам через «Скайп».

– А каким образом жители аннексированного полуострова могут к вам обратиться?

– На сайте прокуратуры АРК есть кнопка для анонимного сообщения, дабы обезопасить крымчан. Мы понимаем, какое давление оказывается на них оккупационной властью, для нас важна их безопасность. Они могут также написать через «Вайбер», «Вотсап», «Телеграм». Нам пишут и звонят. Сколько именно, я не хотел бы говорить, но могло бы быть и больше. До определенного времени в прокуратуре существовал общий надзор, и особенно люди старшего поколения продолжают обращаться к нам по всем вопросам по старой привычке. В наших условиях мы определили для себя, что будем принимать любую форму обращения крымчан, и если это в нашей компетенции, реализуем это. Мы также перенаправляем эти обращения в другие органы государственной власти. Следим, чтобы были удовлетворены просьбы наших крымчан.

– Какие это обращения, к примеру?

– Люди продолжают обращаться по вопросам, связанным с рождением, с высшими учебными заведениями, с соцвыплатами. Есть обращения даже по фактам ДТП. В условиях, когда у нас нет доступа к территории, не может быть речи об эффективном расследовании. Моя позиция – что категория однородных преступлений, начиная от хулиганства и заканчивая бытовыми, должна возлагаться на оккупационную власть. Они должны налаживать порядок на оккупированной территории. Мы занимаемся конкретной защитой прав человека и выявляем все факты, связанные с нарушениями международного гуманитарного права.

– Что именно это за нарушения?

– Они проявляются в создании собственных органов власти, системы судов, репрессий в отношении местного населения, а также в замещении крымчан российскими гражданами. Кроме того, по сегодняшний день происходит экспроприация частного и государственного имущества, жителям полуострова навязывается российское гражданство, их призывают в армию, а также преследуют по религиозным, этническим политическим убеждениям. Все эти категории производств для нас интересны.

– Вы призываете крымчан непременно обращаться к вам по таким фактам?

– Да, со своей стороны мы будем создавать максимальные условия безопасности и стараться, чтобы эти производства были эффективными. Они потом ложатся в основу национальных уголовных производств, которые впоследствии будут направлены в национальные суды. Кроме того, мы формируем кейсы вместе с неправительственными организациями и направляем информационные письма в Международный уголовный суд. Помогаем нашим коллегам из Министерства юстиции в Европейском суде по правам человека, Министерству иностранных дел, которое формирует кейсы по расовой дискриминации и ведет дело в Международном трибунале по морскому праву относительно захваченных Россией украинских моряков. Словом, любое обращение со стороны жителей Крыма бесследно не исчезнет. Мы также мониторим СМИ, в том числе ваше издание, и когда видим репрессии в отношении крымчан, мы это все фиксируем, вносим в реестр и начинаем следствие. Естественно, мы проверяем подлинность этих фактов… Мы придерживаемся не только позиции, что Крым – это Украина, а и что крымчане – это украинцы. Хотелось бы, чтобы на деле это тоже так было.

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года в Крыму появлялись вооруженные люди в форме без опознавательных знаков, которые захватили здание Верховного совета Крыма, симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позднее президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

В феврале 2014 года в Крыму появлялись вооруженные люди в форме без опознавательных знаков, которые захватили здание Верховного совета Крыма, симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позднее президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

Об авторе: Олег


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2019 Переселенцы